All we need is love?

Вы видели пирамиду Маслоу? Маслоу верил, что мотивируют человека его потребности, и расписал их (потребности), начав c физиологических, продолжил о безопасности, только потом перешел к потребности в любви и т.д.

Логично? Еще как!

Только любовь не слышала ни о логике, ни о Маслоу. Равно как и младенцы. В послевоенной Франции в Домах Малютки младенцы-отказники, находясь в безопасности, тепле и сытости… утрачивали сосательный рефлекс и умирали. Франсуаза Дольто (французский психоаналитик) предложила нянечкам хотя бы пару раз в день брать малышей на руки и держать минут 15. Просто держать теплыми человеческими руками. Смертность младенцев сократилась вдвое! Их душевная брошенность была замечена и одарена теплом внимания. Малыши почувствовали себя любимыми и «передумали» умирать. А социум увидел первостепенность базовой привязанности.

Но логика…

Каждый человек хочет услышать слова о любви, каждый хочет быть любимым, даже тот, кто скажет обратное и уединится в пещере, в тайниках души ждет спасения от одиночества (только проецирует это на Бога). Пожалуй, это одна из немногих идей, где уместно глобальное обобщение и слово «каждый».

Но не каждый отважится на любовь.

Отчего так трудно произнести: «Я тебя люблю»? Не имеет значения впервые признаться или выразить минутный порыв в каждодневной рутине.

Сказать «люблю» –  это признать власть над собой чего-то большего, отказаться от логики, сдаться борьбе «кто – кого», остаться голым и беззащитным и доверить свое будущее, свою жизнь другому человеку. Ответ на первое признание может развить жизнь в одну, либо в другую сторону, но по факту оба ответа отправляют в неизвестность.

Кто не испугается!? …Но и мужчины, и женщины идут за этими пряниками.

Когда человек не готов признать власть чувства, он недостаточно храбр, чтобы стать слабым, а, значит, и недостаточно крепок, чтобы выдержать отношения и все, что связано с их длительностью? Жизнь – длинная. Однажды появятся дети, и это испытание и любовью, и властью одновременно. Потом уйдут родители или другие близкие, и это испытание любовью и бессилием. А потом дети вырастут и уедут, и опять – испытание любовью и опустошением.  А еще будут моменты таких сильных ссор, когда останавливает только «Уголовный кодекс» (в пещере, безусловно, спокойнее).

Тот, кто не сдается на милость любви, тот никогда по-настоящему не позволит заботиться о себе, любить себя, понимать себя, молчать рядом с собой. Такой человек будет воспринимать все попытки близости как атаку, а любовь – как смерть от стыда при поражении. И это тоже выбор.

Зачем же двое выбирают быть вместе?  Романтика? Но это не любовь, а то, как ее видят дети, привыкшие только брать или в лучшем случае менять «ты – мне, я – тебе».

Покой? А как же ссоры, размолвки, храп по ночам, совы и жаворонки, ей нужны слова, а ему – секс (и наоборот!), заострившиеся противоположности характеров, дети, кошачья шерсть по углам и собачья – на брюках, ревность, болезни, родственники, начальники? Он готов убить, испытывая голод, а она – недосып. И в крошечных перерывах личной свободы – хобби, спорт, саморазвитие, какие-то авантюрные цели, достижения и неожиданное открытие: многое из новообретенного проросло благодаря или вопреки, но точно под воздействием противоположностей в характерах.

Пара построена на таинстве смысла и на свободе выбора.

Родителем можно стать и без пары. Дружба – тем более. Семья перестала быть местом для выживания или способом привлечения капитала, как это было пару столетий назад. Брак – место добровольного ограничения, вызова и символической трансформации личности.

Секс? В 60-х свободу символизировала свобода выбора сексуального партнера. А по статистике нынешние подростки начинают половую жизнь позже, чем предыдущие поколения, и это несмотря на доступность секса и засилье порно. Новое поколение сейчас восстанавливает именно символический аспект брака.

Все временно – дети, родители, друзья, работы, даже страны. Но мужчина и женщина, если дают себе труд остаться открытыми в диалоге и обнаженными в его процессе (душой, друзья, то, о чем вы подумали, не требует брака), прорастают друг в друга, обогащаясь и обогащая.

Одиночество в сети, пабе, на курорте или арендованной комнате пахнет одинаково.

«Мужчина дарит женщине цветы и этим как бы признает свое смирение и покорность», –  сказала одна женщина. Может быть. Букет цветов нагружен множеством социальных значений: вина, признание, восторг, лесть, подкуп, а еще – ритуалы и культурные традиции.

Но букет тех цветов, которые любит именно она, а не тех, что роскошнее – это уже результат внимания к ее индивидуальности и благодарность за ее присутствие в его жизни. А если она «не трогает» его первые полчаса после возвращения с работы, давая помолчать и поужинать, не потому что она «женщина под гнетом патриархальности», а потому, что он так расслабляется – это результат внимания и уважения к его душевным особенностям, а также и благодарность за его присутствие в ее жизни.

Может быть таинство брака — это сосуд, в котором любовь и благодарность не обладают гарантией, но имеют шанс осуществить трансформацию.

Елена Бранте, аналитический психолог, PSI, router IAAP

Email: olenabrante@gmail.com

Facebook.com/analiticalpsychologistolenabrante

Метки:
Елена Бранте

Добавить комментарий