«Блудное право» Ирландии

Как–то мне на глаза попалась любопытная статья о действовавших когда-то на Изумрудном острове правовых обычаях.

Например, несколько столетий назад истец мог потребовать признания вины у ответчика путем голодания: обиженный являлся к правонарушителю, усаживался у порога его дома и, держа пост, терпеливо начинал ждать когда тот сознается в содеянном. Упоминалось, что подобное практикуется до сих пор некоторыми жителями Индии.

Ирландские юристы чрезвычайно гордятся существовавшей в стране в средние века правовой системой и считают ее наиболее развитой на то время в Европе (однако в не ирландских источниках авторы не стесняются называть ее «варварской»). Странствующие брегоны (brithem, затем brehon – судья), отправлявшие правосудие в средние века, в языческую эпоху принадлежали к числу филе (file – ясновидящий, пророк) – разряду жрецов, непосредственно  следовавших за друидами. Обязанностью брегона было “разъяснять обычаи и законы страны в присутствии короля», причем по свидетельству римских завоевателей они выносили решения почти по всем спорным общественным и частным делам.  Брегоны скорее являлись вещателями права, хранителями довольно сложных обрядов. «Брегоны были также поэтами и стояли во главе школ, в которых путем устной передачи изучалось право вместе с правилами поэтического творчества. В языческую эпоху… филе приписывалось сверхъестественное могущество, способность низвести на непокорного всяческие беды. И после введения христианства заключения брегонов не лишились мистического оттенка: на суде совершались разные магические действия брегона, которые должны были вызвать сверхъестественные откровения.»1

Основная часть записей законов брегонов сохранилась в «Великой книге» (Senchus Мor)  и книге Аицилля. «Полагают, что правовые нормы …сложились … приблизительно в I ст. н.э., а юридические трактаты, служащие основой сборника и предметом позднейшей глоссы, составлены в эпоху введения в Ирландии христианства, т. е. в половине V ст., затем несколько веков были сохраняемы устным преданием, а к VIII в. были записаны. Древнейшая дошедшая до нас рукопись относится к XIV в.» Правоведы отмечают полное отсутствие системы изложения законов, которые звучат со страниц книг частично в стихах, а местами в прозе; но тем не менее законы брегонов сравнивают с юридической мудростью брахманов и талмудистов. Senchus Мor состоит из 5 книг, из которых первые две трактуют о судопроизводстве, последние три – о воспитании детей, о различных формах аренды и об отношениях разных лиц между собой, а также к церкви.

Самые любопытные страницы для обывателя в законах брегонов посвящены обычаям, регулирующим семейную жизнь обитателей изумрудного острова. Вот когда воплощались мечты Семен Семеныча из «Бриллиантовой руки»!

Их свободные нравы пришлись бы по вкусу многим моим современникам. Наверняка из многообразия существовавших тогда видов брачных союзов (признавалось девять!) можно было подобрать подходящий для себе вариант. Вид союза определялся социальным статусом и материльным вкладом каждой из сторон. Любопытен союз «приходящего мужа»: супруг навещает законную жену в ее же собственном доме с согласия ее родни. И, заметьте, никакого стресса по поводу отсутствия жилплощади.

Естественно разные способы возникновения и построения брачных отношений влекли за собой определенные последствия – это и распределение между супругами ответственности по воспитанию отпрысков, ограничение  либо наоборот сохранение большей независимости женщины. Если супруга происходила из более состоятельной семьи, чей социальный статус был на порядок выше статуса семьи мужа, то даже в браке она прислушивалась скорее к мнению мужчин из родительской семьи. Характерно, что в семьях, где единственной наследницей становилась дочь, поощрялись браки с мужчинами из своего же рода, чтобы состояние не «уплыло» в чужую семью. Церковь позднее стала запрещать браки между кровными родственниками  определенного круга. Существовали, в Ирландии и такие «кавказские» традиции, как похищение невесты. Мужчина шел обычно на проверку уровня адреналина у себя в крови с согласия самой девушки. Либо он навещал ее втайне от родственников. Весьма конкретно в законах прописано, каким образом следует регулировать последствия создания союзов с помощью силы – в результате изнасилования спящей или находящейся в состоянии алкогольного опьянения женщины. Упоминаются и союзы-насмешки – возникшие между душевнобольными людьми.

Известно, однако, что до принятия христианства, и даже на протяжение двух последующих столетий у многих жителей Европы сохранялись подобные отношения. На славянских землях также в течение длительного времени церкви приходилось мириться с иными формами брачного союза. Говорят, у полян еще в языческую пору привод невесты к жениху вечером являл собой форму брачного союза, которую церковь даже решила признать браком. А почти два века спустя после принятия христианства в  общества действовали различные формы языческого брака – и привод и умыкание, заменявшие брак христианский –  «невенчанные» жены в простонародье были столь обычны, что церковь вынуждена была, до известной меры, мириться с этим.

Основной целью брачных отношений являлось воспроизведение потомства, все действия супругов и возникающие связи с окружающими должны были служить единой цели – процветанию семьи. Выходя замуж, девушка получала подарок, а ее отец – «coibche» (по-нашему, калым), эквивалентный ценности (!) невесты, на часть которого она могла претендовать. Когда отца заменял брат, он получал половину того, что причиталось отцу. По законам брегоны, имущество женщины никогда не отходило полностью семье мужа, в отличие от англо-ирландских традиций. Чем слабее была связь у женщины с мужем, тем ближе она оставалась к своей родной семье. Эти связи были важны при определении ответственности супругов за выплату штрафов, долгов друг друга и по уходу за больным.

Самыми сильными оставались узы между мужем и его первой женой. Полигамия, существовавшая в Ирландии в средние века, имела форму сожительства. Нередко в ирландских сагах и жизнеописаниях святых звучат человеческие страсти – ревность первой жены часто подвигала ее на разные поступки. Легко представить, к чему могло приводить появление «сожительницы» собственного мужа в общем доме. Подобные трения создали необходимость законодательного регулирования отношений между женами. Так, например, первая жена освобождалась от какой-либо ответственности за любые проступки, совершенные по отношению к появившейся сожительнице в течение первых трех дней, за исключением убийства. Бедной сожительнице разрешалось защищаться лишь ногтями, а причиняемый первой жене вред должен был ограничиваться словесными оскорблениями, царапинами и синяками. Признаваемый законами брегонов развод нельзя было потребовать у невиновной стороны помимо ее воли. Даже если муж решается привести в дом сожительницу, его первая уже «нелюбимая» жена имела право сохранить главенствующий статус. Можно представить себе, какая атмосфера царила в таких семьях!

Принимая во внимание признаваемые в те времена формы отношений, мужчинам не обязательно было делить крышу со всеми своими возлюбленными одновременно. Тяжело представить как, например, уживались десять жен правителя Донегала – Фиона Одоннелла (1380-1422), которые подарили ему восемнадцать сыновей. Примечательно, что согласно ирландскому обычаю «gavelkind» все сыновья, рожденные как первой женой, так и остальными сожительницами, имели равные наследственные права. Эта традиция подвергалась суровой критике , впрочем как и весь семейный ирландский уклад. Так кентерберийский архиепископ в 1074 г. назвал законы ирландцев, регулирующие брачные отношения, «блудным правом». Следует отметить, что полигамные тенденции в Ирландии резко сократились под влиянием церкви, однако наличие возможности развода так и не привело к сохранению единой семьи.

В средние века женщина на этой земле могла потребовать развода, не заслужив при этом осуждения окружающих, только если ей не было известно  о недостатках мужа, ставших причиной развода, до вступления в брак. Такими «недостатками» могли стать – стерильность супруга или принадлежность к святому ордену, неспособность выполнять супружеские обязанности из-за избыточного веса или импотенции. Это правило распространялось и на мужчин, желающих развестись. Так, если, вступая в брак, невеста открыто заявляла о том, что будет продолжать «поддерживать связь» с другими мужчинами и достигать с ними «договоренности», пардон, «в кустах или постели», муж лишался права на материальную компенсацию при разводе, так как ему было известно о намерениях будущей супруги.

Обычно такие выплаты полагались женщинам, пострадавшим  от мужа  в супружеской жизни. В некоторых случаях семья женщины оставляла за собой право на полученный за нее «калым»: если она была отвергнута в пользу другой, если муж был не в состоянии ее содержать, если он распространял о ней ложные слухи и делал посмешищем, а также прикладывал руки, в результате чего у жены могли появиться синяки и царапины (хотя в воспитательных целях рукоприкладство не воспрещалось).

Гомосексуальные связи рассматривались как неуважение к жене, точно также как и обсуждение подробностей совместной сексуальной жизни с посторонними людьми.

Житель Зеленого острова в средние века мог требовать развода у опозорившей его женщины на таких основаниях, как: измена, аборт, убийство младенца, совершение кражи.  Помимо непристойного поведения супруги поводом к разводу могло стать и отсутствие у нее грудного молока, необходимого для кормления потомства. При разводе имущество делилось исходя из материального вклада каждого из супругов, а также выполненной работы на благо семейного процветания.

Некоторые юристы предполагают , что закономи предусматривалась возможность заключения временных браков на один год, вплоть до двадцати одного выхода замуж! Так что древние ирландцы видимо не особенно горевали, расставаясь со своим очередным супругом или супругой.

Не меньший интерес представлют страницы о воспитании детей в средневековом обществе, с которыми мы познакомить вас в следующий раз.

Со временем система законов брегонов претерпела изменения под влиянием церковных реформ XI-XII вв., общего и канонического права. В период британского колониального господства законы брегонов были насильственно вытеснены и заменены английским общим правом и законодательством. К XVII в. брегоны исчезли вообще.

Но какими бы варварскими не казались их законы, местные жители утверждают, что в период раннего средневековья  Ирландия внесла свой уникальный вклад в развитие европейской цивилизации, культуры и права. И у нас, представителей русскоговорящего населения, не исчезнет интерес  к истории этой гостеприимной страны, какими бы  блудными или варварскими не казались ее обычаи.

1 Из Большого энциклопедического словаря Брокгауза Ф.А., Ефрона И.А.

Татьяна КОВАЛЕНКО

Метки: , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Nasha Gazeta

Добавить комментарий