Два взгляда на Рождество

  • Nasha Gazeta
    Nasha Gazeta
  • 07.01.2020
  • Комментарии к записи Два взгляда на Рождество отключены

«Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лк 2:14) – так славило Бога и взывало воинство небесное вместе с Ангелом, возвестившим пастухам появление Богомладенца на свет.

Пастухи пришли в Вифлеем и, найдя Марию, Иосифа и Младенца, лежащего в яслях, возвестили о том народу. Есть два евангельских рассказа о Рождестве Христовом, два родословия приводится в Евангелиях (ср. Мф 1:1-25 и Лк 2:1-39). Есть и различия в них, но не для того, чтобы искать какие-то противоречия, которые, на первый взгляд, имеются, а для того, чтобы мы поняли смысл двух повествований и восполнили одно другим.
Матфей, автор Первого евангелия, иудей по образованию и воспитанию, писал в иудейской среде и для иудеев. Его родословие разделено на четырнадцать родов от Авраама до Давида, четырнадцать родов от Давида до переселения в Вавилон, и четырнадцать родов от переселения в Вавилон до Христа. Эти исторические события прекрасно известны, понятны и глубоко переживаемы всем еврейским народом. Но что такое еврейский народ в сравнении со всем остальным миром? Маленькое государство, с очень незначительным населением, в то время бывшим под властью Рима.
Другое повествование – Евангелия от Луки. Лука имел греческое образование, по профессии, вероятно, был врач, и, как известно из предания, – живописец. Он прекрасно знал греческий язык и культуру. Греческий язык, можно сказать, был международным языком того времени. Так же, как сейчас, например, английский и французский, тогда были греческий и латынь – языки общения всего мира. Лука обращался на этом языке именно к языческому миру, и его родословие отличается от родословия Матфея, оно идет в обратном порядке и восходит не к Аврааму, с которого начинается родословие Матфея, а к Адаму и к Богу. В конце родословия Луки Иисус Христос назван Сыном Божиим. Многое другое в Евангелии от Луки тоже свидетельствует о том, что он обращает свою проповедь ко всему языческому миру, окружавшему маленькую страну – Иудею. Лука стремится представить событие Рождества Христова, Боговоплощения, событием вселенского масштаба, каковым оно и является. Именно об этом свидетельствует ангельское славословие: «Слава в вышних Богу» – Единому Богу, Творцу всего сущего, Который над всем, Создателю и Промыслителю мира; «и на земле мир» – мир среди всего творения, на всей земле, мир, дарованный Богом; «в человеках благоволение» – благая Божия воля совершается в человеке, через человека, и по согласию человека с тем, что задумал Бог об этом мире. Такой вселенский, космический характер носит это ангельское благовестие.
Бог видит весь мир от начала его и до конца: с одной стороны, маленький иудейский народ, горстку людей в масштабах вселенной, а с другой стороны, весь языческий мир, всю вселенную. И недаром Лука приводит тот исторический факт, что император Август повелел сделать перепись народа, тогда как во время его правления легат цезаря Квириний правил в Сирии. Римская империя была в расцвете, и ее границы охватывали фактически весь населенный древний мир. Император Август, возглавлявший тогда империю, повелел сделать первую перепись, как пишет Лука, а независимые исторические факты говорят о том, что далее была и вторая перепись.
Вот два разных, но дополняющих друг друга повествования: одно – изнутри народа иудейского и для него, а другое – как бы вовне, обращенное к языческим народам, окружавшим Иудею, которые тоже ждали Мессию. Этим ожиданием в то время был наполнен мир. Есть еще отличия в повествовании евангелистов Матфея и Луки. Например, Лука рассказывает о благовестии ангелов и поклонении пастухов, а Матфей говорит о поклонении волхвов, которых привела звезда с востока, из внешнего мира, когда они пришли поклониться Царю Иудейскому. В понимании апостола Матфея центр вселенной – Иудея, народ, Богом избранный, и его Царь, Которому, в конечном итоге, должны поклониться все народы. Такое видение евангелиста Матфея, иудея. Совсем по-другому у Луки: пастухи в поле, ночь, вселенская тишина в мире, и Ангел приносит пастухам Благую весть. Пастухи просто какие-то люди, в повествовании никак не подчеркивается, что они были подзаконными иудеями. И вот, внезапно ангельский хор начинает воздавать хвалу Богу, Который создал этот мир и благословил его, раскрыв Свою благую волю через человека, уже в космическом, а не узко-национальном, иудейском понимании этого слова.
Рассказ евангелиста Матфея продолжается тем, что волхвы пришли к Ироду и спрашивают его, иудейского царя, где родился Царь Иудейский (Мф 2:1-18). Это кажется странным и нелепым, спрашивать царя о том, где родился его соперник? Но волхвы обращаются к нему неспроста. Они следуют своей мудрости, мудрости востока, которая позволила им увидеть звезду, появившуюся на небе. Звезда привела их в Иудею, и они, исходя из языческой мудрости, также поверили в Мессию-Спасителя, Которому пришло время родиться. Поэтому волхвы решили удостовериться обо всем у правителя того народа, в котором рождается Спаситель. Однако весь Иерусалим и Ирод, который правил в Иудее, вместо радости об исполнении пророчества, были обеспокоены, как сказано в Евангелии от Матфея. Ирод слукавил, говоря: «Пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему». Он задумал убрать своего соперника. Хотя тот еще только младенец, но уже претендует на царство, и мешает Ироду, властителю этой страны, который хочет безраздельно править всегда. После поклонения волхвам было откровение во сне, чтобы они ушли другим путем, не говоря ничего Ироду. Одновременно Ангел повелел Иосифу взять Марию и Младенца и скрыться в Египте.

о. Георгий Завершинский и Адриан Косби

У Луки говорится о том, что после Рождества на восьмой день Младенца принесли в Храм для совершения обрезания по иудейскому обычаю, а на сороковой день (после того, как прошли дни очищения матери и младенца) – для посвящения Богу. Там, как мы помним, его встретили старец Симеон и Анна пророчица. Но когда было поклонение волхвов? До или после этого? Если волхвы пришли и поклонились в одно время с пастухами и ангелами, тогда Ирод уже знал бы о Рождестве, и Иосиф с Марией не могли бы безопасно принести Младенца в Иерусалимский храм. Значит, волхвы пришли позднее, после обрезания и сорокового дня. И, видимо, сразу за этим Иосиф, взяв Матерь и Младенца, ушел в Египет, потому что, когда волхвы не вернулись, Ирод разгневался и повелел побить всех младенцев в Вифлееме и его окрестностях, поскольку Вифлеем – город Давидов, и, согласно пророчеству, Спаситель должен был родиться именно в этом городе.
Вновь отметим в этих повествованиях два видения, два прочтения евангельской истории Рождества Христова: иудея по преимуществу Матфея, и, по своему мировоззрению близкого к народам, говорящим на греческом языке, евангелиста Луки. Именно у Луки мы уже видим вселенский характер этого события. Иудеи были незначительным, но Богом избранным народом, что для окружающих народов было непонятно. Римляне ненавидели иудеев, потому что они были какими-то особенными, странными, не подчинялись никаким внешним правилам и законам и никак не желали отойти от своей «узко национальной» веры в Единого Бога, о Котором они утверждали, что Он – Творец всего, и что Бог един для всех. Но ведь тот Бог есть всего лишь Бог этого маленького народа. Как же стало, что Бог этого народа оказался Богом всей Вселенной? Что произошло?
Воплощение Бога, рождение Младенца Иисуса в этом маленьком, но Богом избранном иудейском народе стало событием космического масштаба. Для нас это антиномия – сосуществование вещей несовместимых. Как и рождение Бога есть антиномия: невместимый, неведомый, непостижимый, всеобъемлющий, вездесущий Бог воплощается, рождаясь слабым, немощным, маленьким Младенцем, который лежит в яслях среди животных, в загончике для скота, потому что в человеческом обществе не нашлось даже места, чтобы принять Его. Бог рождается от Девы. Дева, то есть не знавшая мужа, рождает Сына и остается вечно Девой – это тоже несовместимые, несопоставимые события. В человеческом разуме и логике все это не укладывается. Мы привыкли к этим словам, но если задуматься, то поймем, что здесь что-то не так, здесь скрыта какая-то тайна, иначе это необъяснимо.
Долгое время неверующее человечество и даже некоторые христиане – либеральные протестанты – пытаются как-то все это объяснить разумно, найти научное решение загадки Рождества. Возникают иногда совершенно нелепые домыслы, пишутся книги, ставятся фильмы о том, как якобы это было на самом деле, так или этак, затрагивая самое святое, самое сокровенное для нас, христиан. Что делать? Мы относимся к этому с соответствующим чувством сожаления, но человек таков, что он пытается докопаться и объяснить необъяснимое. Мир не хочет смириться с тем, что есть тайна воплощения Бога, и она останется тайной до тех пор, пока человек не почувствует любовь к Родившемуся Богу – Воплотившемуся Христу, пока в этой любви он не доверится Христу настолько, чтобы принять правду о том, что все так и было, а иначе и быть не могло. Поэтому, мы, христиане, призваны к молитве за этот мир, к провозвестию Евангелия, к свидетельству для всего мира, чтобы осознание факта Рождества было открыто и стало доступным всякому ищущему, всякому желающему познать Бога, способному на любовь и готовому возлюбить Бога и людей.

 

Священник
Георгий ЗАВЕРШИНСКИЙ

Метки: , ,
Nasha Gazeta