Смотрю на других и думаю: какие же они счастливые!

22 октября – международный день заикающихся людей (International Stuttering Awareness Day). Идея этой даты родилась в конце 90-х годов прошлого века при поддержке Международной ассоциации заикающихся людей (International Stuttering Association, ISA). У некоторых людей этот недуг, появившись, позже  исчезает без следа, с другими остается на всю жизнь. Многие знаменитости страдали заиканием. Среди них, например, Уинстон Черчилль, Мэрилин Монро, Уильям Сомерсет Моэм, Льюис Кэрролл, Брюс Уиллис, Скэтмэн Джон, Энтони Хопкинс. А как живется совсем неизвестным, обычным людям с заиканием, с какими трудностями они сталкиваются, о чем мечтают?

Борис (64 года): Я стал заикаться в четыре года. Меня испугал двоюродный брат. Он остался как-то у нас ночевать, спрятался под моей кроватью, а когда я лег, неожиданно выскочил. Поначалу мать очень встревожилась, водила меня к каким-то врачам, не помню уже. Но, видимо, ничего не помогло. До сих пор заикаюсь. Конечно, комплексовал, не без этого. Но я не помню, чтобы надо мной кто-то смеялся или издевался. В школе учителя только письменно меня опрашивали. Даже стихи заученные только таким образом сдавал. Но там, где не требовалась речь, я вел активный образ жизни, спортом занимался: и в баскетбол, и в футбол играл. Друзей у меня всегда было много. Я работать еще в 18 лет пошел.  Бывало, придешь после ночной смены, спать завалишься, а тут друзья придут. Сестры им скажут, мол, Боря спит, и ребята тихонечко рядом садятся и молча так сидят: ждут, когда проснусь. Вот как уважали! Однажды один друг сказал мне, что из-за моего заикания он дружбу со мной еще больше ценит, мол, я лишнего слова не скажу, всегда прежде подумаю. С тех пор я для себя решил, что заикание – это моя особенность, которая выделяет меня. Ведь если бы я не заикался, то я был бы уже не я.

Иван (26лет): Разговаривать я начал рано и до трех лет говорил нормально. А в детский сад пошел и заикаться стал. Я был домашним ребенком, и, видимо, сад оказался для меня стрессом. Маме кто-то сказал,что может помочь пение или чтение вслух. Читать я еще не умел, так что оставалось только пение. Вот мы с ней и пели. Все подряд: и детские песни, и взрослые, и сами иногда сочиняли что-то. Даже по улице шли из сада и пели. Люди оборачивались на нас. Заикание прошло. Сейчас, конечно, иногда могу пару раз звук какой-то повторить, но это редко. Только когда волнуюсь. Но все равно переживаю потом долго и мучаю сам себя: а вдруг заметили?

Светлана (31 год): Я когда заикаться стала, мой младший братишка стал мне подражать. Я думала, он передразнивает меня, и очень обижалась. В школе обзывали заикой, как положено. Но это я не люблю вспоминать.  Меня лечили, к логопедам и бабкам водили, но все без толку. Так и осталось. В юности пойдешь в кафе какое-нибудь с друзьями и молчишь, как сыч, весь вечер. Потому что боишься слово сказать: зациклишься на какой-нибудь букве и все. А остальные будут смотреть на тебя с вытянутыми, мученическими лицами. И главное, думаешь про себя: вот здесь можно было бы так пошутить, а здесь можно было бы эрудицией блеснуть. Но рот раскрыть страшно. Даже работу пришлось выбрать не ту, что нравится, а ту, где разговаривать не надо. А я мечтаю, быть, как все. Иногда я смотрю на других людей и думаю: какие же они счастливые, что могут вот так, просто, разговаривать друг с другом.


Последние публикации в категории


Похожие публикации

Администратор