Russian Ireland

Switch to desktop Register Login

Огонь на поражение

Сейчас уже никто не вспомнит точно, что появилось вперёд, решётки из металлических прутьев на окнах домов или электрошокеры и газовые баллончики на полках супермаркетов.

Преступность проникала в общество, как вода вливается в помещение во время потопа – сначала она тихонько прокрадывается внутрь сквозь щель под входной дверью, а потом вливается во все окна неудержимыми потоками, а потом и вовсе скрывает дом с крышей. Даже самые стойкие скептики самой идеи в одиночку противостоять преступности, поддавшись уговорам родных и друзей, купили себе самый маленький электрошокер.

Население было, пусть не во всеоружии, но, по крайней мере, на чеку. Тем не менее, даже в самых тихих уголках Кавана или Монагхана слышались выстрелы, и вечерние новости передавали сообщение об очередном убийстве или вооружённом ограблении.

Ситуация казалось, контролируется, благодаря возможности, якобы, постоять за себя. Но факты были удручающими – никто уже не хотел работать в местах, связанных с наличными деньгами: продавцами, операторами бензоколонок, и тем более банковскими служащими.

Никто не вспомнит теперь, кто первым поставил бронированную входную дверь в своём доме, но история сохранила дату  – 7-ое ноября 2036-го года, памятный день всенародного референдума, положившего начало переменам.

После очередного жестокого убийства офицера полиции, всё ирландское общество пришло к выводу, что правительство уже не в состоянии охранять свободу и неприкосновенность личности, гарантированную конституцией страны, и с чьей-то лёгкой руки в социальных сетях появился призыв провести всеобщее голосование – референдум о «Защите населения». Три с половиной миллиона пользователей поддержали этот призыв, и правительству ничего другого не оставалось, как провести это мероприятие.

Результат референдума показал, что население проголосовало с монолитным единением: «ЗА» проголосовало 97 процентов голосующих. Это было невероятное сплочение душ и помыслов, когда идея, объединяющая людей, должна была сдвинуть с места камень трусости, нерешительности и неготовности на крайние меры правительства.  

Суть референдума была в том, что каждый полицейский имел право вести огонь на поражение в любого не подчиняющегося его приказу или оказывающему сопротивление.

Всё население пришло к согласию, что в то время, когда содержание каждого пойманного преступника стоило десятки и сотни тысяч, уплаченных из налогов людей, которые при этом являются практически и потенциально жертвами преступников, нести бремя их перевоспитания, абсурдно. Новый закон воодушевил нацию на то, что вся судебная и исправительная система будет изменена в сторону крайней жёсткости, с тем, чтобы количество преступников заметно сокращалось.

Новый закон вселял уверенность в добрые перемены, но не всё было так гладко, как это было в проекте. Количество полицейских сокращалось с каждым годом, на что министры разводили руки – недостаток финансирования. На бумаге закон работал исправно, но в реальности получалось следующее:

Вооружённые хулиганы заходили в магазин, для острастки убивали одного из работников, или кого-нибудь из посетителей, забирали что могли, исчезали, а группа мгновенного реагирования полиции, прибывала на место происшествия через полчаса, когда преступники были уже довольно далеко.

Часа через два, полиция перекрывала все центральные дороги, скорее всего, для видимости, так как и ребёнку было понятно, что злоумышленники поедут по любой маленькой дорожке, которых в сельской местности множество.

С пугающей регулярностью, среди пользователей социальных сетей стал подниматься вопрос о всеобщем, тотальном вооружении, но после того, как в США запретили продажу личного огнестрельного оружия, эта тема быстро подавлялась модераторами сайтов, по указке властей.

В интернете появлялись комментарии бросающие вызов руководству страны: «Что происходит с обществом? Бумажная пресса печатает фотографии наркодиллеров, гуляющих в ресторанах, все их знают в лицо, но в их отношении, со стороны власти, никаких действий не осуществляется!!!

 

В начале 2039-го года в парламент пришёл человек, по имени Сергей Мельник. Эмигрант из Украины, бывший боксёр, супертяжеловес, появление которого, не могло остаться незамеченным. Словно одноимённый герой книги Свифта Гулливер, он шёл по коридору парламента, и головы находящихся там людей, поворачивались ему вслед по принципу домино.

У Сергея было специальное приглашение и пять минут для доклада, чего простым смертным было недоступно, но Сергей был не из простых, он являл собой бронебойное орудие, а чемпионский титул, разумеется, открывал перед ним любые двери.

- Слушаем, вас, мистер Мельник, - пригласил ведущий к выступлению.

- Леди и Джентльмены! Спасибо, что предоставили мне возможность обратиться к вам. Я не буду злоупотреблять данными статистики, вы сами знаете о положении преступности в стране. Я руковожу охранным предприятием. У меня в штате нет случайных лиц, все спортсмены, отставные военные, словом все те, кто держит себя в боевой форме постоянно. Мы успешно справляемся с охраной, возьмём, к примеру, город Наван.  У нас на постоянном патрулировании восемь машин, то есть, если где то зазвучит тревожная сигнализация, то мы там будем не позднее, чем через две минуты. Опыт показывает, что ни один гангстер, не успевает решить свои криминальные вопросы за это короткое время, а мы успеваем его обезвредить и взять с поличным. Мы передаём бандитов полиции, а через два часа, они уже отпущены на волю под залог мизерной суммы наличными деньгами, а через три часа они уже угрожают нашим сотрудникам, и обещают преследовать их семьи. Кроме того, тюрьмы переполнены, раз в полгода вы выпускаете под амнистию отъявленных негодяев, и они снова совершают то же самое, зачастую отстреливая, невинных граждан, как это делали англичане с ирландцами три века тому назад. Я скажу от имени нации, с бандитами нужно разговаривать на их языке, они понимают лишь позицию силы, а не перспективу посидеть в комфортной тюрьме. Исходя из сказанного моё предложение таково: в закон принятый в результате референдума, следует ввести поправку. Не «полицейский имеет право вести огонь на поражение», а «уполномоченный представитель власти», с расширительным толкованием этой формулировки, согласно приложению, в котором должны быть обусловлены сертифицированные, обладающие патентом специалисты, в том числе сотрудники охранных агентств. Если вы одобрите это предложение, я обещаю, что  преступность снизится в разы, а если мы заключим контракты с муниципалитетами, то с нею, вообще будет покончено! Спасибо за внимание, у меня всё.

Спортсмену вежливо похлопали, заслушали другие доклады, а после обеденного перерыва в совещательных комнатах происходили примерно одинаковые дискуссии:

- Вы обратили внимание на этого русского?

- Он не русский, а украинец.

- Пускай украинец, но на мафиози он не похож.

- Прекратите шуточки, он предложил вариант достойный обсуждения. Мы не в состоянии контролировать ситуацию в стране, потому что у бюджета нет на это денег. Он предлагает использовать финансы тех, кто готов платить за собственную безопасность, по-моему, это просто и гениально.

- Бесспорно, экономически всё стыкуется исключительно, но есть одно сомнение. При таком уровне свободы, возникает возможность вероятных злоупотреблений в его структуре.

- О чём, вы говорите, ему же не будут платить за каждую отстреленную голову.

- Проблема в том, что невинными жертвами могут стать случайные граждане и даже хуже, ими могут воспользоваться, подрядив в  качестве наёмных убийц, и всё будет чисто, никто не докажет их вину.

- А вот это как раз наша с вами роль – сертифицировать тех, кому мы доверим оружие. Наша задача – разработать процедуру, не позволяющую им вступить в сговор с преступниками.

Поздно вечером Министр юстиции и Начальник управления полиции сидели в Лэнд Ровере с затемнёнными стёклами, лиц не было видно, имена не назывались вслух, беседа протекала почти шёпотом.

- Мы должны остановить этого боксёра. Он мешает нам работать. Если он станет звеном механизма борьбы с криминалом, мы быстро потеряем свой хлеб. Нам нужно добиваться финансирования на тюрьмы, на полицейские участки, а необходимость в них будет снижаться!

- Ты полагаешь? Разве мы не можем просто игнорировать его, обещать и откладывать на потом?

- Ты не знаешь боксёров, видимо. Он будет идти до конца. Он держит удар и уходит с ринга последним. Мы должны действовать на опережение.

- Хорошо, я поручу его моим ребятам. Ты думаешь, у него могут быть враги, под каким соусом мы подадим это блюдо?

- Любой криминальный авторитет может стать его врагом, главное, правильно их свести.

На этой невесёлой ноте они расстались, и незаметные тени больших шишек исчезли, каждый в своём направлении. Каждый с собственной мыслью. Каждый с собственной целью, личной целью.

Через три недели после доклада в парламенте, директор охранного агентства Сергей Мельник, был найден убитым на пороге своего дома. Пуля была выпущена точно в лоб, что говорило о профессионально совершённом, возможно, заказном преступлении. Газеты писали о следах, ведущих в одну из наркобанд Дублина, но улик не нашлось, и об этом быстро забыли.

В 2044-ом году на входах в школы, магазины и различные учреждения установили рамки металлодетекторов, что обошлось налогоплательщикам полтора миллиарда бюджетных средств.

В 2045 году в Ирландии были построены и открыты три новых тюрьмы общей стоимостью  в миллиард двести миллионов.

За полгода до выхода на пенсию, Министр юстиции, Джеймс Коркоран, купил в Майами дом и квартиру в Нью-Йроке, уплатив за сделку со своего секретного счёта в швейцарском банке, на котором после всех произведённых выплат осталось триста двадцать миллионов швейцарских франков.

Follow us on Facebook!

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version