Russian Ireland

Switch to desktop

САНФИШ

Отрывок из повести Георгия Завершинского.

Паб «Летучий шотландец» в небольшой деревушке под Эдинбургом неспроста обрел свое название. Именно «летучие шотландцы» — бывшие и «небывшие» авиаторы слетались туда, чтобы помечтать послушать рассказы друзей. Собирались действительно скорее мечтатели, а не настоящие пилоты и штурманы, однако иногда заходили и реальные герои. Весть об этом сразу растекалась по окрестностям, и через полчаса заведение переполнялось народом. Сначала делали вид, что просто проходили мимо и заскочили на пинту, но постепенно всеобщее внимание обращалось к герою дня. Если он не был склонен к разговору, то завлекали невинными шутками, подталкивая на откровение. Ну, и добрый шотландский эль делал свое дело. Языки развязывались...

— Эй, Джеки, твои байки мы уже давно знаем, покажи нам кого-нибудь из друзей!

— Точно, пусть зайдут боевые друзья — «летучие шотландцы»! — паб забурлил.

— Мм... — Джейк понимал, что его приперли к стенке, но до последнего выкручивался. Что-то придумать на ходу в тот раз не вышло.

— Ладно, ничего не обещаю, но позову Эрни — своего командира.

— Давай, зови, мы устроим ему теплый прием!

— Смотрите, ребята, без насмешек. Он — настоящий герой...

— Понимаем, все будет достойно.

Приятелями в пабе обычно становились после второй-третьей пинты, и если кто-то заговорит невпопад, его дружески поправляли. Никто, как правило, замечаний не делал, всего лишь меняли тему разговора и новичок, понимая своюбестактность, замолкал. Кто-нибудь, похлопав его по плечу, дружески шутил, и напряжение снималось. Даже изрядно выпив, никто не скандалил — это было бы так же нелепо в атмосфере шотландского паба, как, например, затеять деловое обсуждение на семейном торжестве.

Неожиданно для Джейка приглашение было принято. Договорились встретиться в пабе субботним вечером, когда пройдет возбуждение рабочей недели. Суббота — наиболее подходящее время для воспоминаний и приятельского разговора. Эрнест сказал, — загляну ненадолго: посидим, вспомним былое.

На автобусе он добрался до городка и вышел в центре, на главной площади с монументом в честь отцов-основателей. Там же находился и популярный «Летучий шотландец», рядом с вывеской которого он увидел улыбающегося Джейка.

— Эрни, ты совсем не изменился с того последнего вылета, когда нас так нелепо разлучила судьба.

— Не стоит об этом вспоминать!

— Да, конечно, ты прав. Ничего назад не вернешь, только горечь и досада.

— Лучше скажи, что с Мартином?

— Не знаю, где он сейчас. Возможно там же, в береговой охране?

— Он, кажется, меньше нас переживал случившееся.

— Иначе бы он, как и ты, совсем перестал летать.

— Почему я? А ты сам-то разве потом летал?

— Нет, но по иной причине.

— А, понимаю...

Какова была причина, Эрнесту объяснять не требовалось — жизнь, видимо, Джейка нисколько не исправила. Даже сейчас, находясь рядом с ним, можно было ясно представить, как он провел вчерашний вечер.

Прошлись по улице, свернули направо и спустились к речке. Вдоль берега вела тропинка, которая поднималась к видневшемуся вдали хвойному лесу. Солнце было в зените, хотя издали надвигались облака, а у горизонта мрачнели дождевые тучи. Пока не начался дождь, есть полчаса на прогулку, — решили бывшие сослуживцы, — время для личного разговора, который потом в пабе будет невозможен.

— Тебя долго еще беспокоили, Эрни?

— Знаешь, даже и без допросов мне нужно было объяснить самому себе, что и как... Да и вообще, зачем дальше жить.

— В церкви был?

— Оставим эту тему... искать оправдания перед Богом... если он есть — это все равно, что снова быть там, все видеть своими глазами и никогда уже себе не простить.

— И все же. Как успокоиться иначе?

— Есть и другие способы...

— Эрни! Не узнаю тебя! Неужели ты бы мог сделать с собой такое?!

Переступая по мягким кочкам мха среди зарослей вереска, они в это время уже подходили к небольшой лесной поляне. Хвойный запах подействовал успокаивающе, и разговор принял шутливый оттенок.

— Помнишь, когда выруливали на взлетную, выскочил олененок, чуть не задавили его тогда?

— А ты тогда войну проклинал... После расставания с семьей был не в духе.

— А кто тогда мог быть доволен — не сегодня-завтра станешь пушечным мясом.

— В то время у тебя уже шестой родился. Как теперь семья?

— М-м...

— Догадываюсь, не вынесли твоей творческой натуры.

— Да все у них в порядке, старший женился, имеет хорошую работу в строительной компании, дочери на выданье, женихов выбирают, младший мотоциклом увлекся, к гонкам готовится.

     Понемногу стал накрапывать дождик, и дорога свернула назад в деревню. Пора было идти к «Летучему шотландцу» — поделиться воспоминаниями с жаждущей публикой.

***

         — На какой машине, Эрни, было больше шансов победить — немецкой, американской или, может быть, советской? — вопросы сыпались с разных сторон. Народ подтягивался к стойке бара, где расположились Эрнест и Джейк.

— Американского «Либерейтора» вполне хватало для выполнения наших заданий, — политкорректный ответ оценили все.

— А на «Юнкерсе» сделал бы больше? Что скажешь?

— Многое зависит от экипажа. Если на хорошем самолете нет внимания к обстановке — техника не поможет. И наоборот, асы и на слабых машинах побеждали. Командир задает тон и ведет к победе, когда есть понимание и взаимодействие на уровне подсознания.

— Ну а как было с твоими ребятами? Джейк тут нам много всякого рассказал.

— Когда в полете, все пролетает незаметно, только потом думаешь, неужели и правда ты сделал это?

— Вспомни что-нибудь, Эрни, расскажи.

Тогда, летом сорок четвертого, — начал Эрнест, — собрал командир эскадрона и обрисовал экипажам картину боевых действий, особо подчеркнув интерес вермахта к северным архипелагам. Лучшего места для базирования флота не придумать…

***

Естественные заливы и гавани предоставляли достаточно безопасности для различных судов надводного и подводного флота. Природная защита от ветров и бурь, береговые склады и ремонтные цеха — немало удобства и пользы в том, чтобы устраивать здесь базы военно-морского флота.

Самые удобные места использовались своими военно-морскими силами, и к ним было приковано внимание противника. Проникнуть на базу и навести там хаос — это было частью военной стратегии вражеского подводного флота. Потому особое внимание всегда уделялось тому, чтобы оградить суда на базе от внезапного подводного удара.

Постоянное патрулирование давало результаты, лишь если держать ухо востро. Летчики несли круглосуточное дежурство и всегда были наготове. Нередко все решали минуты — вовремя оказались в нужном месте, и подводные хищники уходят не солоно хлебавши. Иногда ситуация обострялась, снабженные зенитками немецкие подлодки открывали огонь по патрульному бомбардировщику. Нужно было подобраться как можно ближе к каравану субмарин, чтобы нанести ему урон глубоководными бомбами. Зенитный огонь плотной стеной заграждал лодки от «Либерейторов». У кого выдержат нервы? Кто ловчей и изворотливей? Кому будет удача?

Эрнест чувствовал, что собравшиеся загорелись его рассказом, — хотел немного поразить и тут же обескуражить, чтобы не представляли, что было легко и просто. Пусть не думают — развернулся, ушел от зенитных разрывов и зашел на новый круг: вот цель — сбросил бомбу и вражеская лодка тонет... Как бы не так!

Субмарины, продолжал бывший пилот, сложно маневрировали, меняли курс и глубину погружения. Тактику приближения к намеченной для атаки цели тоже постоянно меняли. Предсказать что-либо в их поведении было сложнейшей задачей — логической и даже, в каком-то смысле, творческой.

Условия преследования зависели от перемены погоды, уровня видимости, а, главное, от человеческого фактора. Выдумка и неожиданное решение приносили удачу или... стоили жизни. Не только собственной, вспоминал Эрнест, но и тех, кто выкладывался рядом с тобой, полагаясь на твою интуицию и опыт.

Однажды маршрут был сильно запутанным, и перемена курса грозила непредвиденными осложнениями. И вдруг лодка — прямо по курсу... Потом узнали, что сильно отклонились от своего маршрута. Конечно, никто уже не мог предвидеть, что там встретится на пути... — Эрнест неожиданно замолчал, и рассказ прервался. Заметив, что Эрни больше не может говорить, Джейк громко объявил: «Продолжение истории узнаете в следующий раз, а сейчас дайте отдохнуть человеку!» Народ погудел разочарованно, но вскоре переключился на спортивные новости: обсуждали футбольных тренеров и мечтали об успехе шотландской команды.

Погрузившись памятью в то давнее время, Эрни вдруг вновь ощутил себя командиром боевой машины, которая выполняет задание, — тщательно патрулирует прибрежные воды, где в любой момент могут появиться опасные гости. Вот и теперь, спустя столько лет, он принял все на себя и ощутил непомерную тяжесть своего последнего решения, которое поставило его вне каких-либо объяснений и оправданий — назад ничего не вернешь.

Кто они — матросы и офицеры на той субмарине, что так неожиданно и некстати появилась в поле зрения Мартина, штурмана отклонившегося со своего курса бомбардировщика? Почему он вовремя не оценил степень отклонения и не исправил маршрут? Почему не запросил диспетчера базы о поправке на курс?

Почему никто из экипажа не обратил внимания на контуры подлодки? У германского Кригсмарине не было ни одного проекта подобной формы! Почему, почему, почему... А моряки погибли от рук своих! Проклятый френдли файер! Кто придумал это название — будто один дружески пожурил другого?!

 

Презентация повести Георгия Завершинского: «Санфиш»

26 мая 2017 года. Начало в 19:00

«Swords Kids Club», Unit 8, 60 Main road, Applewood Village, Swords

Главные герои повести – прямые потомки участников трагического события конца Второй мировой войны, когда английская подводная лодка «Санфиш», переданная по репарации советским морякам, была потоплена самолетом британской береговой охраны в результате ошибочного огня по своим («френдли файер»). Переосмысление события по прошествии многих десятков лет – основной драматический мотив повести.

События разворачиваются одновременно в двух временных измерениях. Читателю открывается внутренний мир героев – военных летчиков и подводников, а также их потомков, встретившихся в Шотландии в мирное время. Мечтательное воображение и способность прощать – свойства целого поколения шотландцев: командира бомбардировщика, его сына и внука. Именно Эдварду – внуку военного пилота, атаковавшего «Санфиш», – посчастливилось встретить женщину, дед которой погиб вместе со злополучной подлодкой. Сможет ли Эдвард убедить Александру до конца примириться с тем, что тогда произошло?

Необъятный бушующий океан, горы и бесконечное небо – также равноправные герои повествования. Сближение стихий – земных и небесных – отражает евангельский образ «житейского моря», которое успокоилось повелением Иисуса Христа.    

Автор – протоиерей, благочинный Русской Православной миссии в Шотландии и Северной Ирландии, член Союза писателей России, доктор философии, кандидат технических наук.

Долгое время о. Георгий служил священником в православном храме Св. Петра и Павла в Дублине.

Он сам расскажет о своем произведении.

Для записи для участия в презентации книги обращайтесь: 0879792770, 018405163,
e-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Веб сайт: http://www.swordskidsclub.com/

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version