Russian Ireland

Switch to desktop Register Login

Как я стал Кельтом. Глава одиннадцатая: Слайго

Названия многих ирландских городов вызывают у меня особые, порой причудливые ассоциации. Так, при слове Дублин в моих умственных восприятиях возникает огромный, кованный по углам сундук со старинными золотыми монетами – дублонами.

Лонгфорд по своему звучанию напоминает Лондон. Гранард, самый маленький город Ирландии, население которого менее тысячи человек, у меня, однако ассоциируется с чем-то очень большим, высоким и сильным. Наверное, это связано с созвучным словом гренадер. Белтёрбет вызывает видение церковной колокольни. При слове Атлон вспоминается Санкт-Петербург и Портик Нового Эрмитажа с десятью атлантами, в знаменитой песне Александра Городницкого держащими небо на каменных плечах. Каван ассоциируется со словом кавун, что в переводе с украинского языка означает арбуз. А Слайго…

Мы с Ниной едем к океану, мы едем в замечательный город Слайго.

- Маршрут рассчитан,- уставшим и весьма занудливым женским голосом сообщает навигатор. И мы отправляемся в путь. Узкая дорога с ее желтой разграничительной полосой виляет туда-сюда, как заячья тропа в лесу, некоторые повороты выписывают пируэты почти под прямым углом. Водителю нужно быть очень внимательным и осторожным, лихачить здесь нельзя, в случае опасности свернуть абсолютно некуда, край дороги у самой бровки выложен камнями и порос высоким раскидистым кустарником. В Ирландии совершенно другое в отличие от России дорожное покрытие. Асфальт ярко черный, пористый, состоит как бы из мелких прочных гранул, крепко спрессованных друг с другом. Автомобиль на таких дорогах даже в сырую погоду почти не заносит. А особо опасные повороты обозначены особым асфальтом рыжего цвета, еще более твердым, на таких участках сцепление колес автомобиля с дорогой наиболее устойчивое и гораздо короче тормозной путь.

В России многие автомобильные трассы значительно шире, чем в Ирландии, но асфальт какой-то серый, тонкослойный, скользкий, ненадежный. Видимо, при его изготовлении значительно экономится щебенка, гравий, песок, минеральный порошок филер и битум. А основными компонентами асфальтной смеси являются пыль, грязь и матерные слова дорожных строителей. Частенько, особенно в дождь и в гололед, спасают российских водителей знаменитый российский авось, неглубокие кюветы и широкие бровки дорог. В России, как известно, две беды. И одна из них – дороги.

- Не превышайте скорость, - советует Нине навигатор.

Вдруг желтая распределительная полоса дороги становится белой.

- Сейчас мы едем по территории Великобритании, - говорит Нина. - Это уже Северная Ирландия, составная часть Соединенного Королевства.

- Что, вот так все запросто, ни пограничной заставы, ни таможни? - удивляюсь я.

- Да, вот так тут все запросто.

Слева от дороги виднеется скульптурная композиция. Рядом небольшая парковка для автомобиля. Мы выходим из машины и не спеша осматриваем памятник, выполненный из обычного строительного бетона. Мужчина – воин с мечом и щитом в руках страстно обнимает женщину. Непонятно, то ли он отправляется на войну, то ли уже вернулся с нее. На невысоком каменном постаменте вырезана надпись «Peace for all», что по-русски означает «Мир для всех» - хорошее, жизнеутверждающее сочетание слов. Именно об этом люди чаще должны думать…

Мы следуем дальше строго по указанию навигатора.

- Надо заехать на автозаправку, - говорит Нина.

Автозаправки в Ирландии – это почти супермаркеты. Здесь можно купить все!

Я захожу в магазин, беру бутылку кока-колы. Подхожу к кассе и протягиваю продавщице 5 евро. Она дает сдачи одно- и двухфунтовыми монетками. Я давно мечтал о таком приобретении. Я рад, как ребенок, которому подарили большую красную пожарную машину с громкой сиреной и яркой мигалкой. Я сую продавщице еще 5 евро и прошу обменять их на монеты фунтов стерлингов. Она, улыбаясь, мотает головой и заявляет мне:

- Я не могу вам поменять евро на фунты. Это можно сделать в любом банке.

- Почему? - удивляюсь я, крепче сжимая в руках монеты. - Вот же вы мне только что дали три фунта стерлингов!

- Это сдача. А просто так я поменять деньги не могу.

- И что же мне делать?

- Купите еще бутылку кока-колы.

Я возвращаюсь к прилавку, потом к кассе и становлюсь счастливым владельцем еще трех монет, каждая из которых достоинством в один британский фунт стерлингов. Трепетно рассматриваю их. На аверсе отчеканенное изображение королевы. На реверсе, оборотной стороне, герб. Гурт – боковая сторона монеты очень широкая. Такая монета будет запросто стоять на боку. И тут я вспоминаю старый советский анекдот.

Василий Иванович Чапаев и его адъютант Петька Исаев в штабе дивизии мучаются дилеммой: пить или не пить.

- Ну и что ты скажешь, Петька? - спрашивает легендарный комдив.

- А ничего не скажу, - заявляет Исаев, - ты, Василий Иванович, старше по званию, ты – генерал, тебе и решать.

Чапаев почесал затылок и молвит:

- Давай, Петька, мы так поступим, кинем монетку. Пусть сама судьба все и рассудит. Если монетка упадет орлом вверх, будем пить водку. Если выпадет решка, будем пить самогонку. На ребро встанет, будем пить чай. Ну, а если монетка в воздухе зависнет, то нахрен пить навсегда завяжем и начнем спортом заниматься!

Эх, не было в кармане галифе у Василия Ивановича Чапаева британской монеты. А то, глядишь, пошли бы они с Петькой чай пить.

По дороге к Слайго во всей красе раскрывается ирландская природа: горы, озера, водопады, ели, цветущие кустарники, рослая трава, лужайки с мирно пасущимися коровами и овцами, одиноко стоящие дома причудливой архитектуры, высокое небо с серыми облаками и чистейший влажный воздух. Вообще, в Ирландии дышится особенно легко…

Всякий раз, направляясь с Ниной к океану, мы встречаем странных для меня пешеходов, мужчин и женщин, одетых в светоотражающие куртки, идущих в одиночку или небольшими группами вдоль дороги. Они идут стремительной походкой, будто очень спешат куда-то и при этом смешно размахивают руками.

- Это они так прогуливаются, - поясняет Нина, - это у них вместо бега трусцой. Очень полезное занятие на свежем воздухе. Для снижения веса и укрепления мышц.

Иногда таких шустрых пешеходов можно встретить в вечерней темноте даже вдалеке от населенных пунктов.

Мне хочется думать, что я начинаю понимать некоторые особенности ирландского менталитета. Но пока мысль свою готов высказать только в шутливой форме.

Кельты предпочитают уединение, они любят селиться вдали от цивилизации и друг от друга. В центрах маленьких городов довольно много незаселенных апартаментов. Они не пользуются большим спросом. Ирландцы предпочитают жить в пригороде в двухэтажных домах, построенных в типично английском стиле. Со спальнями наверху и зеленой лужайкой в собственном дворике за домом. Некоторые и вовсе уединяются по полной программе, живут в чаще леса, на склоне горы, у берега озера. И от одного дома до другого довольно долго добираться.

Моя фантазия рисует в голове такую картину. Живет некий Патрик со своей большой семьей далеко за холмом в глубине дремучего ельника. С понедельника по пятницу ездит в город на работу и обратно. Вечера проводит у телевизора или за монитором компьютера. А проснувшись утром в субботу, заявляет своим домочадцам:

- Пойду, прогуляюсь по лесу что ли. Устал, очень хочется уединения.

Рассказываю об этом Нине. Она смеется и говорит в ответ:

- В своем желании полного уединения ирландцы очень похожи на латгальцев, жителей восточного края Латвии, которые любят жить на отдаленных хуторах.

И мне сразу вспоминается пятнадцатимиллионная Москва с ее вечной сутолокой, беготней и откровенным хамством.

- Понаехали! - истошно орет старушка откровенно деревенского вида в переходе у Павелецкого вокзала. Старушка – божий одуванчик, которую в непролазной толпе пешеходы зажали плечами и не дают ей прохода.

- Сама понаехала! - кричит ей в обратную грузин, нервно поправляя на голове кепку – аэродром, - я – москвич в шестнадцатом поколении!

- Да пошел ты!

- Да сама иди туда!

Мы приезжаем в Слайго, в местечко Стрэндхилл. Автомобильная стоянка расположена прямо у берега моря. Конец ноября, но очень тепло и здесь можно вполне гулять даже без осенней куртки. Чуть вдали виднеется живописная гора с плоской вершиной. Она является одной из важных достопримечательностей Ирландии и даже воспета в стихах.

Слайго–боро, то есть крепость. И об этом красноречиво свидетельствует памятник – пушка, развернутая стволом в море. Но она нисколько не пугает десятки отчаянных любителей и профессионалов серфинга, которые в легких гидрокостюмах покоряют высокие волны. Берег увален огромными камнями. По бетонной дорожке, проложенной вдоль моря, беспечно гуляют многочисленные ирландцы. Они никуда не спешат. Многие гуляют парами, мужчина и женщина, взявшиеся за руки. Нина, глядя на одну из пожилых пар, явно супружескую, тихо произносит:

- Вот так бы я хотела встретить свою старость.

Небо вдали над морем свинцовое, но солнечные лучи заходящего солнца в некоторых местах прорывают его, образуя жуткую картину. Ее можно смело назвать «Вечер накануне Апокалипсиса». Мы фотографируемся на фоне моря и неба и возвращаемся к пушке.

- Здесь недалеко замечательный паб, - говорит Нина, - давай зайдем, поужинаем?

И мы идем в паб.

Назад                                                                                                                                                                                                                                  Продолжение следует

 

Книги автора можно приобрести в интернет-магазине www.rusekniga.biz в разделе "Юмор"

Comments:

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version