Russian Ireland

Switch to desktop

Как я стал Кельтом. Глава тринадцатая: Дублин – Одесса.

Одесситы, похоже, есть везде. Одесситы – это не просто жители Одессы. Это, если хотите, определенная национальная принадлежность. Да, да, национальная принадлежность. И не я это придумал.

Я как-то, будучи еще очень молодым и достаточно наивным человеком, спросил у дяди Миши Полонского:

- Дядя Миша, а кто ты по национальности?

- Одессит! - гордо ответил дядя Миша, хитро сощурив свои большие черные грустные миндалевидные глаза.

- Да я серьезно спрашиваю.

- А я серьезно и отвечаю.

- Ну, я в том смысле, кто ты – русский, украинец или еврей?

Дядя Миша задумался, почесал плешь на голове, улыбнулся загадочно и без всякой иронии произнес:

- Я одессит. А это значит, я немножко русский, чуть-чуть украинец и капельку еврей.

Гулял я как-то по Дублину в районе Темпл - Бара, по легендарной улице, на которой располагается множество пабов и магазинов, а жизнь бьет ключом и днем и ночью в любой сезон года и при любой погоде. Искал я самый старый паб Дублина «The Brazen Head», открытый, страшно подумать, еще в 1198 году.

Вдруг слышу издалека, из-за угла доносится знакомая мелодия. Это была «Хава нагила», мастерски исполняемая на аккордеоне, знаменитая еврейская песня, название которой в переводе буквально означает «Давайте радоваться». И я поспешил за угол.

На чемодане от аккордеона сидел невысокий худенький мужчина - жгучий копноволосый брюнет в очках, с большим крючковатым носом, высоким лбом и интеллигентным взглядом, которому на вид было около пятидесяти лет. Рядом с его правой ногой на тротуаре лежала черная широкополая фетровая шляпа «Хомбург». В шляпе лежало горсти две-три монет разного достоинства. И я тоже приготовил еврик.

- Здравствуйте, - произношу я радостным голосом, дождавшись, когда мужчина закончит играть песню.

- Здравствуйте, - отвечает он, слегка картавя при этом.

- Я из России.

- Да? Поздравляю!

- А вы?

- Что я?

- А вы откуда приехали?

Мужчина посмотрел на меня, как на малохольного и заявляет:

- Я из Одессы.

- С Украины? - радуюсь я.

- Причем тут Украина? Я шо, похож на румына? Я же вам уже двенадцатый раз говорю, шо я из Одессы. Только умоляю, не спрашивайте меня тут, как от Привоза дойти до Дерибасовской! Здесь это трудно объяснить. Зовут меня Соломон Маниевич, но можно и просто – Саша. А вас?

- Меня зовут Владимир.

Соломон Маниевич на мгновение закрывает глаза и с тоской в голосе произносит:

- Владимир, только не спрашивайте меня, почему я сейчас сижу здесь, а не гуляю со своей младшей племянницей Цилей по приморскому бульвару. В Одессе я работал зубным врачом, имел свою небольшую частную практику на Канатной улице. Но к сорока годам понял, что победить кариес в миллионном городе невозможно. И вот я тут, Владимир! Я  в Дублине! А шо, тут тоже можно таки шикарно жить! Здесь тоже есть море и соленый воздух, здесь тоже есть порт и летом можно ходить в тельняшке на босу ногу! Здесь я не обязан таки заглядывать в рот клиентам по двенадцать раз в день! И после работы я не обязан здесь кастрюлить с утра до ночи! Здесь я занимаюсь исключительно приличным искусством по схеме микер-бикицер! И мне здесь за это таки прилично платят! Здесь у меня очень приличный гешефт! И я больше не хожу кудой-сюдой с беременной головой, думая, где мне выпить на ночь свежего пива! Владимир, здесь не бывает, шоб мне не долили пива до краев! Я здесь уже два раза таки восстановил свои нервы!

Узнаю типичного одессита, и мне становится весело. Соломон Маниевич энергично размахивает руками и продолжает рассуждать:

- Надоели мне эти Януковичи, Ющенки и Тимошенки до изжоги в желудке! Это же сплошной гембель, Владимир! Шоб я так жил, как у них не получается поднимать экономику! Шоб им таки всем попадать с Потемкинской лестницы и попереломать ноги выше колен! Шоб им на Привозе каждый раз продавали тухлые бычки! Шоб им питаться одной пшенкой, я дико звиняюсь, и шоб им по ночам чаще снилось небо в клеточку!

- Да, я это знаю за этот бардак. Полгода назад был в Одессе.

- Да, шо вы говорите? И я таки теперь должен обрадоваться, что вы, а не я были в Одессе? Здрасьти вам через окно!

Тут я не выдержал и долго смеялся. Мы расстались с Соломоном Маниевичем как лучшие друзья. Хотя вместе даже чаю не попили.

У дублинцев и одесситов есть одна общая черта. Они не просто очень любят свою малую родину, они ее всячески почитают и прославляют.

Мы с Ниной однажды оказались в Сент-Стивенс-Грин – изумительном парке в центральной части Дублина. Парк был открыт в 1664 году, а многочисленные сады и пруды его заложены в 1880-х годах. В настоящее время в Сент-Стивенс-Грин можно попасть через Арку стрелков, построенную наподобие триумфальной арки Тита в Риме. Парк окружают старинные дома георгианской эпохи. На западе парка находится Унитарная церковь и Королевский медицинский колледж. С северной стороны расположено небольшое Гугенотское кладбище XVII века, где похоронены французы, бежавшие от преследований Людовика XIV. От северо-западного угла парка в сторону Тринити-колледжа идёт пешеходная улица Графтон-стрит, на которой находится множество магазинов и кафе. К югу от парка находится знаменитый Музей Ньюмен-Хаус.

В парке Сент-Стивенс-Грин имеется удивительный по красоте сад для слепых, где произрастают особо душистые растения с указателями названий на шрифте Брайля. В северной части расположено большое озеро с декоративными беседками и водоплавающими птицами. Юг Сант-Стивенс-Грин представляет собой открытую лужайку с эстрадой, где отдыхают дублинцы – студенты, посетители окрестных супермаркетов, служащие, а также многочисленные туристы. Также в этом в парке представлено множество скульптур, статуй и бюстов. И бюст Джеймса Джойса, знаменитого ирландского писателя, автора «Улисса» мы тоже без труда нашли.

И мы оба вспомнили Одессу, Приморский бульвар и памятник другому великому писателю Александру Сергеевичу Пушкину.

Ровно год, с июля 1924 по июль 1925 года Пушкин, будучи ссыльным, жил в Одессе и имел нетяжелую чиновничью службу в канцелярии графа Михаила Семеновича Воронцова, новороссийского и бессарабского генерал-губернатора. Отношения с Воронцовым у Пушкина сразу не заладились. Губернатор рассматривал ссыльного поэта, прежде всего, как чиновника, давал ему поручения, казавшиеся тому оскорбительными.

Но главное – жена губернатора Елизавета Ксаверьевна, урожденная графиня Браницкая, которая была старше Пушкина на семь лет, завязала с ним поверхностный роман для прикрытия своих реальных любовных отношений, чем сильно подпортила Александру Сергеевичу его вольную жизнь, так как граф стал объектом многочисленных едких, хотя не во всём справедливых эпиграмм Пушкина: «Сказали раз царю, что, наконец…», «Полу-милорд, полу-купец…», «Певец Давид хоть ростом мал…», «Не знаю где, но не у нас…»; Пушкин зло высмеивает в них гордость и англоманию губернатора.

В Одессе Пушкин в основном, скажем так, развлекался и бедокурил, а не занимался литературным творчеством…

Экскурсовод подвела нашу группу к памятнику Пушкину. И совершенно серьезным тоном без малейшей доли иронии заявила:

- Если бы Пушкин не жил в Одессе, он бы не написал «Евгения Онегина»!

- Вы так думаете? - спросил я.

- Конечно! - радостно воскликнула экскурсовод. И процитировала Пушкина: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил. И лучше выдумать не мог!» Такое может прийти в голову только в Одессе!

- Вы так полагаете?

- Да, у нас здесь особый климат, литературный!

И все засмеялись.

Одесситы гордятся любым человеком, который имел отношение к их городу и стал знаменит. Анна Ахматова, Михаил Врубель, Михаил Водяной, Станислав Говорухин, Владимир Высоцкий, Лариса Долина, Илья Ильф, Евгений Петров, Валентин Катаев, Исаак Бабель, Михаил Жванецкий, Роман Карцев, Леонид Утесов, Сергей Королев, Григорий Котовский, Дмитрий Менделеев, Константин Паустовский, Георгий Жуков, Юрий Олеша, Корней Чуковский, Илья Мечников, Святослав Рихтер, Давид Ойстрах, Вера Холодная…

Каждому из этих известных людей в Одессе оказан почет и уважение, поставлены памятники от благодарных одесситов и прибиты мемориальные доски. Даже Сильвестра Сталлоне, известного американского актера, режиссера, сценариста и продюсера, Ламброса Кацониса, греческого корсара, и грузинского князя Геловани одесситы на полном серьезе причисляют к категории «известных одесситов». И гордятся ими!

Спросите в Одессе: «Кто такая Софья Золотая Ручка или кто такой Мишка Япончик?» И вам каждый ответит, отведет в нужное место и покажет…

Назад                                                                                                                                                                                                                                  Продолжение следует

 

Книги автора можно приобрести в интернет-магазине www.rusekniga.biz в разделе "Юмор"

Comments:

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version