Russian Ireland

Switch to desktop

Как я стал кельтом. Глава двадцать третья: Под стук колес

От Москвы до Ершова на скором поезде 19 часов 30 минут езды. Это не так уж и много по меркам бескрайней России. И эта бескрайность прочно засела в сознании россиян. Родина с распадом Советского Союза стала меньше почти на пять с половиной миллионов квадратных километров, но, похоже, никто этого особо и не заметил.

 Я взял билет в купейный вагон, отдав за призрачные удобства почти 100 евро в пересчете на европейскую валюту, и прибыл на Павелецкий вокзал за час до отъезда. За сутки до этого в Дублине было тепло, в Париже жарко, а в Москве 1 декабря валил с небес густой снег и в легкой ирландской куртке, подаренной мне в Каване Валерой Богдановым, я изрядно давал дуба. Тепло зимой живется человеку, когда под боком у него Гольфстрим…

Поезд «Москва – Астана» подали к перрону строго по расписанию. Мой вагон был ближайшим от вокзала, что является также одним из преимуществ купейного билета. Особенно, если пассажир обвешан со всех сторон чемоданами и багажными сумками. В России до сих пор принято путешествовать на дальние расстояния, прихватив с собой 30-40 килограмм разных по габариту подарков.

В купе, рассчитанном на поездку четырех человек, мне достался только один попутчик. Это был высокий, слегка полноватый мужчина с умным лицом, ярким румянцем на щеках и со смешными залысинами, которые он пытался скрывать длинными светлыми волосами, зачесывая их так, чтобы они маскировали плешь.

- Меня зовут Вадим Андреевич, - сразу же представился он, - впрочем, для вас просто Вадим, мы с вами, очевидно, одного возраста. Я – доцент Саратовского государственного университета. Возвращаюсь домой  из командировки.

- А меня зовут Владимир. Я – Homo scriptum, что в переводе с латыни означает человек пишущий. Возвращаюсь из Ирландии.

Вагон плавно качнуло, и поезд стал набирать ход. В купе вошел улыбчивый проводник - казах и попросил предоставить билеты и паспорта. Он был очень любезен с нами, россиянами, но вся его любезность была неискренней, а лукавой, это легко читалось по его хитрым глазам. Уходя, проводник предложил чаю и пожелал счастливого пути.

- Вы были в Ирландии? - удивляется Вадим.

- Да, я прожил в этой стране три месяца.

- А я, к своему стыду, за границей никогда не был. А хотелось бы. Особенно хотелось бы побывать в Европе, посмотреть на тамошнюю жизнь. Она, наверное, разительно отличается от российской действительности?

Мы завариваем собственного крепчайшего чая, достаем незатейливые харчи, прихваченные в дорогу, и продолжаем разговор. Я, будучи еще под большим впечатлением от Ирландии, часа два рассказываю Вадиму об Изумрудном острове, его важнейших достопримечательностях, особенностях ирландской жизни. Мне хочется поведать моему умному собеседнику многое, что удалось понять самому.

- Ирландия маленькая страна. По территории она меньше нашей Саратовской области. Но уровень жизни в Ирландии один из высочайших в Европе и в мире.

- А почему?

- Вот и я сразу захотел это понять, но не сразу вник – почему. Существует много простых объяснений. Но простые объяснения могут устроить только простых людей. Знаете, все эти рассуждения о замечательном европейском климате, позволяющем круглогодично пасти коров и выращивать виноград, притом, что Россия на две трети расположена в зоне вечной мерзлоты – полная чушь. В России за 67-й параллелью проживает всего лишь 1,5 миллиона человек, что составляет чуть больше одного процента от общего населения страны.

- Я полагаю, - Вадим на мгновение задумывается, - что все российские проблемы происходят от хренового политического устройства страны, от отсутствия реальной демократии, политических свобод, тотальной коррупции, произвола властей и судебных органов, а также от тунеядства, воровства и пьянства.

- Да, конечно. Но эти причины вторичны.

- И что, есть первопричина?

- Да есть.

- Интересно ее узнать.

- В Ирландии в городе Бандоран, расположенном на живописнейшем берегу Атлантического океана, в кафе я случайно познакомился с неким Томасом, профессором мировой экономики. Мы долго беседовали. И хотя у меня не очень хороший английский язык, мы докопались до первопричины. Мы поняли, почему в Ирландии, относительно маленькой стране, лишенной огромных залежей природных ресурсов, где неистово не проводились, как в России, индустриализация, коллективизация, культурная революция и ряд других радикальных реформ, достигнут высочайший уровень жизни. Где не распахивалась целина, не строились на костях рабочих железные дороги, заводы, фабрики и атомные электростанции, не осваивалось в спешке космическое пространство и никогда не ставилось глупых задач по производству чугуна и резины догнать и перегнать Соединенные Штаты Америки. Почему социализм – это было плохо, а капитализм оказался еще хуже.

- Ну почему?

- Все дело в духовности народа и власти.

- Это как понимать?

- Ирландцы очень религиозны. Основу их менталитета составляет католичество. Их вера глубока и искренна.

- Разве православие хуже? Русские люди тоже религиозны, во всяком случае, были очень религиозны до революции 1917 года. И сейчас Православная Церковь играет все большую и большую роль в повседневной жизни, хотя юридически она и отделена от государства. А Президент на короткой ноге с Патриархом.

- Вадим, а что вы в университете преподаете?

- Геологию нефти и газа.

- Вы верующий человек?

- Во всяком случае, я не атеист. Но для меня Бог скорее философское понятие, нежели религиозное.

- Для меня, пожалуй, тоже.

- Просто, мы с вами, Владимир, родились пятьдесят лет назад в совершенно безбожной в то время стране. Тут уж ничего не попишешь!

- Да, это так, но дело не в этом. Я поделюсь лишь версией, которую мне высказал ирландский профессор. Для меня она все объясняет.

- Извольте изложить.

 

Я почувствовал, что не только меня, но и Вадима глубоко интересует эта тема. И далее я без всяких оглядок на корректность продолжил свою речь:

- Многие историки отмечают, как долго и мучительно князь Владимир в конце Х века выбирал веру для своей державы. Предварительно провел, как в летописях говорится, «испытание вер». К его двору вызывались проповедники ислама, иудаизма, западного «латинского» христианства, но Владимир после беседы с «греческим философом» остановился на вере Византийской. А почему? Да потому, что был он сыном великого князя Святослава Игоревича и рабыни-ключницы Малуши. И по закону язычников не мог унаследовать отцовский престол. Однако, силой, хитростью и величайшим коварством, пролив множество крови, Владимир все же стал киевским князем. Он был первым на Руси, кто занял трон не по праву. И новая вера нужна ему была для удержания своей, как бы сейчас сказали, нелегитимной власти. И сделал он правильный для себя выбор.

- Интересный факт, - улыбнулся Вадим.

- С тех самых пор религия на Руси стала служить опорой государственного строя. Не небесному царю служить, а царю земному. Не на иконы Спасителя иерархи церкви молились, а на портреты князей, царей, генеральных секретарей и президентов. А как свидетельствует народная мудрость: «Каков поп, таков и приход».

- Вы не перегибаете?

- Люди, искренне верующие в Бога, свято чтущие заповеди не будут лгать, воровать, вести себя крайне жестоко и губить свой народ. И придя к власти, не станут плодить коррупцию. Верующий полицейский не станет у подозреваемого выбивать показания бутылкой от шампанского. Верующий чиновник не возьмет взятку. Верующий депутат  не станет врать своим избирателям. Верующий судья будет выносить приговор исключительно в соответствии с законом и собственным представлением о справедливости, сформированном его религиозными убеждениями. Верующий священник никогда не станет заниматься бизнесом, помня о том, что невозможно одновременно служить и Богу и мамоне. А если вера слаба или показушна, то, что называется, гуляй рванина!

- Стало быть, все беды России от неискренней веры в Бога?

- Да, это и есть первопричина всех российских бед. Ну, а как иначе объяснить повальное, испокон веку присущее и ничем неискоренимое воровство на Руси!? Холодным климатом? Почему Белоруссия, Болгария, Греция, Грузия, Кипр, Македония, Молдавия, Россия, Румыния, Сербия, Украина, Черногория, в которых большая часть населения исповедует византийское христианство, никогда экономически не были развиты?  И еще, почему в России народ не стал с оружием в руках отстаивать свою веру? В Гражданской войне и белые и красные боролись за власть!

- Получается, земная власть важнее Бога?

- Именно! И когда победили красные, когда они стали рушить церкви и расстреливать священников, народ поддержал власть, а не Бога! А потом Советскую власть признали и сами священники. Могло ли такое произойти в Польше?

 

Наш непростой разговор с Вадимом продолжался далеко за полночь.

В полутьме купе под мерный стук вагонных колес…

Назад                                                                                                                                                                                                                                  Продолжение следует

 

Книги автора можно приобрести в интернет-магазине www.rusekniga.biz в разделе "Юмор"

Comments:

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version