Russian Ireland

Switch to desktop

Юбилейное Печенье "Остров Крым"

Щедрое  черноморское солнце окрасило изящную пятипалубную яхту в розовый цвет, и, полюбовавшись произведённым эффектом, незаметно скрылось. Незаметно, потому что гости и пятьсот оторванных от реальности девушек предавались увеселению на танцполе яхты, отдыхающей в Севастопольской бухте. Отражаясь от фестивальных огней, звёздные мурашки подмигивали гладью тёплого моря в такт музыке.

 

Праздник ощущался во всём, притягивая любопытные взгляды гуляющих по Корниловской набережной. Зевакам непременно хотелось оказаться там, в гуще веселья, а в это время два человека, находящиеся на самой яхте, явно не торопились присоединиться к празднику.

Ваня Царьков и Лёша Царёвококшайский сидели в смежной с капитанской рубкой кают-компании и перебирали тёмные бутылки  виски почтенной выдержки. Вместительный бар предполагал долгую осаду неприятелем или крушение на необитаемом острове года на два, а то и три года, но Ваня не хотел нарушать местных традиций.

- Лёша, пить виски в акватории России, как-то, знаешь, оскорбительно. Я хотел было предложить горилочки с перцем, но мой старый друг, уважаемый профессор Преображенский рекомендовал настоятельно пить простую русскую водку.

- Ваня, я всегда доверял твоему выбору, но у меня имеется одно существенное условие – чтобы утром голова не болела, и потому предлагаю здоровую альтернативу, я бы сказал оздоровительную.

- Неужели мне доведётся побаловаться самогоном твоей тёши, Лёша? Ты прямо сейчас мне в душе фитиль подпалил.

- А как ты думал, хр…н ты московский, я буду пальцы веером растопыривать и старого друга удивлять бутылкой из Эдинбургскго аукциона? Шас!

- Я прямо как чувствовал! Я же грибочков тебе привёз!

- Не уверен я насчёт твоего закусона, подойдёт ли моему желудку?

- Лёша, уверяю, никакой аллергии не будет! Это же отборные  подмосковные солёные грузди. Хрустят как октябрьский лёд на утренних лужах.

Лёша откупорил бутылку без этикетки и направил содержимое в Ванину рюмку. Хрустально переливаясь  и играя несуществующими гранями, струя заискрилась подобно святой воде, вытекающей из серебряных труб Новоафонского монастыря. По-простецки хлопнув по шкалику, друзья ощутили как мягко и как-то воздушно, так, как лёгкие хлопья снега падают в безветренную погоду, самогонка влилась в пищеводы, и стало  не что бы непротивно, а приятно так, как ощущаешь себя у свежескошенного газона.

- Божественно! Райский бальзам! – поторопился Ваня резюмировать блаженство.

- Нехило! А теперь скажи мне, друг мой дорогой, к чему все эти понты, а?

- Не улавливаю намёков, - хитро  и по-заговорщицки улыбнулся Ваня.

- Выход тысячного выпуска «Нашей Газеты» –  это, бесспорно, юбилей. Но нафига ты мне притащил сюда это Тесто ди-джейское? Понятно, праздник больше твой, чем мой, но я уже с дискотекой 80-х договорился, все бы тут были! И вот эти пятьсот девок, ну нахр…на они тут? Почему не тысяча, под юбилей-то?

- Лёша, ну не парься попусту. Купил бы «Queen Mary», была бы тебе тысяча девок, у тебя-то их и не разместить негде. Ну а главное –  это символично…

- Что-то рушится цепочка твоих символов, Ваня, - перебил  Лёша товарища, - когда тебе было пятнадцать, твоим любимым числом было 501, когда подрос и раскрутился, ты был в восторге от шестисотого. А что такое 500, это вообще половинка от целого!

- Лёша, Лёша, память твоя коротка. Когда Крым к России вернулся, мы аккурат пятисотый номер газеты отмечали, а сейчас мы как раз в Крыму, ну чем тебе не символ? Связь, скажу тебе, прямо пропорциональна!

- Это у гостьей твоих ноги прямые и пропорциональные, и потому связь с какой-нибудь из них многообещающа. А вот за Крым и за Россию надо выпить, и я предлагаю выпить стоя.

- Принимается, зачем только стоя, сядь ты уже, блин, - попытался Ваня расслабить друга.

- Потому что, Россия –  она родина, а родина –  это мать, а мать –  это женщина, а за женщин я пью стоя!

Выпив очередную рюмку искушения домашнего приготовления, Лёша продолжил дружескую беседу.

- Мы ведь, повзрослели в нашей газете, крылья вырастили и оперились. Я вот, Вань, на такой охр…ненной Авроре катаюсь, а в  памяти скромный пятилетний юбилей газеты. Помнишь, сидели на крыше редакции на О’Коннел Стрит, пили какую-то дрянную тёплую водку  и закусывали снедью из молдавской закусочной. Весь город был как на ладони, и свежей ветер бил в лицо.

- Помню, поэт, блин недоделанный! Помню, как поплохело тебе с той водочки, и с этой вот высоты птичьего полёта ты уделал все подоконники этажами ниже.

- Ваня, это недоказуемо, и вообще дело закрыто за отсутствием улик.

- Ладно, я скажу, почему тебе было так хорошо. Всё дело в сближении душ, помыслов, верований.

- Красиво говоришь, Ваня. Были мы бедные, и радость была одна – напиться, какие, к чёрту помыслы.

- Лёша, наши верования были в силу русского мира, в  необходимости нашей газеты простым людям, пусть и в ущерб нашего кармана.

- И была она дотационная, как Крым на Украине, - попытался Лёша глупо похохмить.

- А вот тут ты не угадал. Если бы хоть раз коснулся финансовой стороны, сразу бы уехал из Ирландии в Россию, где деньги, тепло и мама.

- Я потому и не уехал, что тут была возможность чувства нежные лирой пробуждать, а в России таких писателей в рамку ставят только посмертно.

- Вот для того, видимо, мы и нужны людям, чуфффства будить.

- Или они нужны нам, куда же писатель без читателя?

- А это, Лёша, философия извечного вопроса, что было вначале яйцо или курица?

- Не удивлюсь, Ваня, если у тебя есть своя версия ответа.

- Веришь ли, есть. Вначале было слово! Вернись, Лёша, к первоисточникам.

- Что ж, дорогой, 1000-ый выпуск этого самого слова это красивый юбилей, это как тысячелетие крещения Руси. «Наша Газета» –  это почти что религия. Извини, что меня вчера не было  в Дублине на официальной части, важно было обстряпать кое-что на Нью-Йоркской бирже. Зато теперь я смело могу профинансировать очередную тысячу номеров газеты.

- Ага, и телеканал до кучи, знаем мы вас царёво, блин, кокшайцев. Хоть бы придумал себе псевдоним попроще, язык узлом завяжешь, пока выговоришь.

- А это тоже дань традиции и вере. По вере твоей и воздастся, Ваня.

- Согласен. Вот возьми, скажем, жгучую брюнетку из числа моей весьма дорогостоящей компашки, или огненнорыжую бестию, и спроси у них, что важнее –  пятисотый по счёту антикварный хлам в твоей автомобильной коллекции или верность идее? И любая из них выпьет за верность.

- Блондинка пьёт за верность! Ах-рин-неть! – театрально воскликнул Лёша.

- Да не за верность, а за идею. Давай наливай уже.

- Ладно, ладно, Вань, я ж не спорю, дурачусь просто, - продолжил Лёша, чокаясь, - я согласен, что вот эти твои сочные отборные фрукты из Эдемского сада не дадут нам соврать, берём их в свидетели того, что верность идеалам важнее всего. Я признаю, что нужно приносить в жертву свои интересы во имя общественных. Ведь когда создавалась газета, то мечталось не о славе, не о деньгах, а именно о ней самой, о газете, о пользе, какую она принесёт людям.

- Ой, давай без пафоса, - перебил Ваня пьянеющего Лёшу, - вы –  биржевые акулы как раз здорово разбираетесь в том, как уложить  собственные интересы на жертвенный камень. Давай так, пьём за тех, кто вдали от родины нёс слово, подчеркну особо русское слово, страждущим  и нуждающимся. Пьём за тех, кто возводил «спасибо» за добрый совет сказанное в адрес газеты, выше любых материальных благ. За тех, кого не сломили личные проблемы и глобальные кризисы. Пьём за юбилей «Нашей Газеты»!

- Пьём, пьём, рюмки уже согрелись. Южный берег Крыма проплывает мимо! И Гурзуф и Ялта. Замки на песке! – пропел Лёша известный куплет.

- Ладно, господа юбиляры, - обратился Ваня к себе и другу, - спускаемся на дископол, я так понимаю, нас там сейчас по сценарию будут взбитыми сливками обмазывать и облизывать!

- Ага, и свечки ставить! Нет уж, Ваня, я щекотки боюсь. Хотя, гулять, так гулять, пошли в твою кулинарию безе выбирать.

- Безе в прошлый раз было, а сегодня печенье «Юбилейное» рост от ста восьмидесяти и выше! – довольно улыбнулся Ваня, и друзья окунулись в зажигающие ритмы неугомонного Tiesto.

Литературный биеннале

«Наша газета» объявляет конкурс – фестиваль, для блоггеров, авторов и фотографов.

Активность жителей социальных сетей и блогосферы, наряду с нешуточной политической активностью, натолкнула нас на мысль, что хорошее чтение, к которому приучили нас электронные СМИ, поможет исправить плачевную ситуацию в «возмущенных» умах.

Для этого мы объявляем Литературный Биеннале на страницах НГ и в наших электронных ресурсах www.russianireland.com и http://nashagazeta.blogspot.ie/

Учавствуют тексты и фотоработы в следующих номинациях:

  • «Моя Ирландия» - достопримечательности, любимые места и развлечения в Ирландии
  • Короткий рассказ о вашей жизни, интересных забавных случаях, произошедших с вами или вашими друзьями в Ирландии
  • «История острова» - сказки, мифы, легенды Ирландии.

 

Блоги можно публиковать на нашей страничке в сети фейсбук www.facebook.com/nashagazetaireland или присылать нам на адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Самые активные участники станут почетными блоггерами НГ с правом публикации статей в наших ресурсах и получат известность в качестве автора «Нашей газеты».

Comments:

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version