Logo

Как я стал кельтом. Глава двадцать первая. «Наша газета», «Саратовский листок» и свобода слова.

Категория: Лирическое отступление Автор: Владимир Горбань Просмотров: 3034

Молодой ирландец, с которым мы сидели на лавочке в автобусной остановке молчал, и я невольно забыл о нем на некоторое время. Мне в Дублине по адресу 55 О’Коннелл-стрит предстояла деловая встреча. Я, насколько мог, сколько позволял разворот головы, проводил взглядом высокого мужчину в очках с сумкой на плече, и вспомнил другого издателя, который финансировал небольшую, но весьма популярную в Саратове в начале 90-х годов газету «Саратовский листок».

 

Это было время разгула российской демократии, время, когда ощущался даже некий перебор со свободой слова и мы,  журналисты, буквально упивались предоставленной возможностью писать обо всем, о чем только душа желает. Можно было безбоязненно критиковать не только изъяны российского бытия, воровство,  пьянство и убитые дороги, но и губернатора и его окружение, и даже самого Бориса Николаевича Ельцина, которого уже тогда в народе именовали Царем Борисом. Был ли на самом деле первый Президент России убежденным демократом или только играл в демократию в угоду Западу – не суть важно, средства массовой информации при нем из Кремля не душили. И Паша Шестернев, издатель «Саратовского листка», молодой амбициозный бизнесмен, всячески поддерживал главного редактора Влада Боровицкого в его желании делать газету политически острой и социально значимой. Но для некоторых властных структур в российских регионах острая и значимая газета была костью в глотке. Региональная власть нервничала и действовала опосредованно и весьма хитро.

В конце декабря, в коридоре редакции подошел ко мне Влад и с озабоченностью в голосе завел разговор:

- У нас заканчивается срок аренды помещения. И хозяин ни на каких условиях не желает ее продлевать.

Мне разведка донесла, что это козни губернаторской команды, наши публикации последних месяцев были резонансными. На хозяина помещения наехали не по-детски. Ему грозят перекрыть кислород.

- И что делать?

- Я разговаривал с Пашей, он готов на любые затраты лишь бы спасти газету.

- Хорошо, но я-то чем могу помочь?

Влад очаровательно улыбнулся: - Ты недавно брал интервью у директора Института нефтегазового оборудования, так?

- Ну, да.

- У него есть свободные помещения?

- Он говорил, что есть.

- Как думаешь, он не побоится приютить нашу редакцию на своей территории? У него институт в федеральной собственности? Люди губернатора могут его достать?

- Влад, я ничего этого не знаю точно. Но могу связаться с директором, могу попытаться это

выяснить.

- Не откладывай в долгий ящик, займись этим вопросом завтра же.

- Окей.

Институт нефтегазового оборудования принадлежал московскому собственнику и располагался в самом центре города на проспекте Кирова, где аренда помещений была заоблачной. Директор, маленький, пухленький, лысенький человечек с хитрющими глазами был бесконечно занят и не хотел идти на контакты со мной. Хотя буквально неделю назад, когда я брал у него интервью, он был необычайно радушен и любезен, угощал меня чаем с пряниками. Очевидно, его кто-то недавно настроил против газеты. Я с самого раннего утра просидел в неудобном кресле в приемной директора несколько утомительных часов, отвлекая секретаршу пустыми разговорами. Заканчивалось одно совещание, тут же начиналось другое, конца и края этому убийству времени не предвиделось. После обеда я с телефона секретарши позвонил Владу в редакцию.

- Слушай, у меня ничего не получается, никак к директору не прорвусь! Тут какой-то дурдом,

сплошные заседания, как в эпоху развитого социализма! Что делать?!

- Перезвони мне через час!

Секретарша явно обиделась, надула свои ярко накрашенные губы и сделала мне замечание:

- У нас тут не дурдом, молодой человек! У нас тут ежедневная тяжелая и ответственная работа! И наш директор, Виктор Васильевич, очень занят! А если вам что-то у нас не нравится, то выход там, - и она решительным жестом указала на дверь. Я прижух и стал молчаливо ждать. Минут через сорок дверь в приемную директора резко распахнулась, и на пороге появился Паша Шестернев. Высокий, худой, с играющим от мороза на щеке румянцем, без шапки, но в собольей шубе до пят, мех которой отливал искристым голубоватым сиянием. Паша буквально влетел в приемную. В руках у него был кожаный чемодан средних размеров, который в народе именуют «дипломатом». Вслед за издателем ввалился его телохранитель Володя, огромным мордоворот, который одним ударом кулака запросто мог зашибить любого обидчика своего босса. Паша на мое удивление узнал меня, хотя до этого мы пересекались в жизни всего пару раз, кивком головы поприветствовал. Секретарша от удивления широко раскрыла свой ярко накрашенный рот. На нее умопомрачительное впечатление произвела соболья шуба, которая стоила никак не меньше дорогого автомобиля.

- Бугор в яме? – спросил Паша, загадочно при этом улыбаясь.

- Что? – не поняла секретарша.

- Директор у себя?

- Да, но… Но у него очень важное совещание.

- Ну, я тоже не последний человек в этой деревне, мне тоже некогда, - сказал Паша, открыл дверь и без всякого спроса проследовал в директорский кабинет.

- К нему нельзя! – испуганно крикнула в спину секретарша.

- Да не верещи ты так! – рявкнул на нее Володя – телохранитель. – Я тебе завтра шоколадку принесу.

За моральный ущерб. Секретарша нахохлилась и больше не издала ни звука.

- Сколько ты уже тут торчишь? – спросил меня Володя, потирая свои огромные кулаки.

- С самого утра!

- Охренеть!

Паша отсутствовал минут десять, не больше. Он вышел от директора с довольной улыбкой и сказал мне: - Ну и упырь, этот твой директор!

- Он не мой директор! – возмутился я.

- Ну, это же была твоя идея к нему обратиться?

- Не совсем моя. Это мы с Владом так решили.

- Они решили! – усмехнулся Паша.

– Решальщики! Да это я сейчас все решил! Вернее, вот этот чемодан! В России другим способом дела не решаются! - Это точно! – согласился Володя.

Секретарша пришла в себя и снова во все глаза и с открытым ртом стала рассматривать соболью шубу Шестернева.

- Я этому упырю, - Паша указал рукой на директорский кабинет, - полчемодана денег отвалил!

Эх, и жадный фраер! У него действительно там совещание идет. Ну и мне тоже некогда базары базарить. Я подошел к нему, он за самым главным столом сидел, раскрыл чемодан… Его бедного, как при инсульте вдоль и поперек перекорежило. Затрясло от страха, а глаза от жадности огнем загорелись. Чистый упырь!

- Взял? – буднично спросил Володя.

- А то! Взял, конечно. Больше, чем по совести взял. При всех взял, не постеснялся.

- Действительно упырь, - согласился я.

- Короче, - Паша обратился ко мне, - я уплатил за аренду помещения на полгода вперед. Передай Владу, завтра же всей редакцией переезжаете на новое место!

И Паша с Володей стремительно удалились.

Новый год дружная редакция газеты «Саратовский листок» встречала на новом месте, мы пили водку, пели песни и строили далеко идущие творческие планы. Но нашим планам не удалось сбыться. Вскоре газету все же задушили…

Мог ли крупный бизнес в России отстоять у чиновников независимость средств массовой информации? Наверное, смог бы, если бы не была потеряна поддержка из Кремля, и противостоять приходилось только на местном уровне. Но преемнику Ельцина неуправляемая пресса была не нужна. И от свободы слова в России осталась только мертвая статья в Конституции и пустые разговоры на эту тему на центральных телеканалах. Все заумные рассуждения о том, кто способен реально бороться с коррупцией в России, - от лукавого! Не завербованные властью средства массовой информации и больше никто! Но их, этих средств, в современной России нет! - А Саратов большой город? – неожиданно прервал мои воспоминания молодой ирландец.

- Да, большой.

- Больше Дублина?

- Да, больше.

Мне очень многое хотелось рассказать моему незатейливому ирландскому собеседнику о далекой России, об укладе жизни и нравах народа, о загадке русской души. О том, почему в маленькой  Ирландии, где нет ни нефти, ни газа, ни бескрайних таежных лесов, ни алмазных рудников, ни золотоносных приисков и прочих неисчислимых природных богатств. люди живут гораздо лучше, чем в России. Мне очень хотелось ему об этом рассказать. Но как? С моим-то убогим английским языком?! Тут и на русском сто раз вспотеешь от напряжения, пока напишешь…

Поэтому я попрощался со своим собеседником и неспешно направил стопы в сторону моста О’Коннелл.

Назад                                                                                                                                                                                                                                  Продолжение следует

Comments:

Download SocComments v1.3
All rights reserved. www.russinireland.com 2015