Как я стал кельтом. Глава десятая: Еще раз о религии

Более двадцати лет я собираюсь написать роман, главными действующими лицами которого будут Иисус Христос и Иуда Искариот.

Произведение не написано до сих пор не потому, что мне не хватает необходимых знаний, художественного воображения и фантазии. Мне не хватает только решительности.

Мое поколение – те, кому сейчас около пятидесяти лет – родились и были воспитаны в стране под названием СССР, в которой государственной идеологией были беспощадный коммунизм и воинствующий атеизм. Вера в Бога заменялась верой в коммунистическую партию и ее живых и умерших вождей. Поэтому мы много богохульствовали буквально с пеленок. Кто-то до сих пор не перестал этого делать, продолжая всячески ругать христианскую веру. Мне бы очень не хотелось даже в чьих-то предположениях быть с ними заодно. Поэтому и ищу благословения.

И вот однажды я позвонил отцу Арсению, настоятелю Ершовского православного храма, и напросился на серьезный разговор на религиозную тему. Он не отказал писателю и назначил встречу. Приехал я к нему ранним летним утром, слабая заря еще только занималась над горизонтом. Мы прошли в трапезную комнату, отец Арсений собственноручно разлил чай и порезал пироги.

– Давайте по византийской традиции сначала откушаем, а затем начнем разговоры разговаривать, – предлагает мне священник.

Я соглашаюсь.

Моложе меня лет на двенадцать, невысокий, худой, с длинной гривой волнистых черных волос, аккуратно подстриженной бородкой, в рясе с большим желтым крестом на груди он вызывал уважение и доверие. Его жгуче черные глаза, иконописный овал лица, высокий лоб, испещренный ранними морщинами – во всем этом чувствовался и природный ум, и большой жизненный опыт. Буквально с первого взгляда мне этот человек показался интересным собеседником.

И вот мы пьем чай. Едим пироги. С большим любопытством наблюдаем друг за другом.

И вдруг отец Арсений загадочно улыбается и говорит мне:

– Вы, наверное, думаете, что мы, священники, только тем и занимаемся, что проповеди по церквям читаем? Что мы только и владеем плоскими мозгами выживших из ума старушек? Что нам нет никакого дела до светского общества?

– Нет, я так вовсе не думаю.

– Я до службы в этом храме был настоятелем храма в соседнем Дергачевском районе. Там еще с дореволюционных времен чудом сохранилась церковь, произведение архитектурного искусства, красавица неимоверная снаружи и внутри!

– Да, я знаю, неоднократно бывал в ней.

– Так вот, – глаза отца Арсения загорелись пугающими ненавистью огоньками, – не сложились у меня отношения с начальником дергачевской милиции. Он татарин по национальности. Он мне всюду пытался палки в колеса вставлять. Приедет в храм и спрашивает, мол, а почему у тебя обряд крещения так дорого стоит? В Ершове дешевле! Люди, мол, жалуются! Или, мол, почему ты по всем дергачевским магазинам расставил ящики для сбора пожертвований? В Ершове их нет! Люди, мол, жалуются. Я ему отвечаю, что, мол, не твое это дело. Мол, у нас по Конституции церковь отделена от государства.

Короче говоря, отношения у нас не сложились. И вот проходит какое-то время, приезжает в Дергачи проверка по линии МВД из Москвы, два полковника и генерал. Все трое русские. А в Дергачах, кроме как на церковь, и глаз положить не на что. Ни музеев там нет, ни архитектурных достопримечательностей. Глухомань!

И вот как-то вечером звонит мне на сотовый телефон начальник дергачевской милиции. Так, мол, и так, отец Арсений, выручай, полковники и генерал хотят посетить церковь. Прямо сейчас. А на дворе уже сумерки сгустились. Я ему и отвечаю, мол, не могу сейчас я церковь открыть. Некогда мне, другими важными делами по горло занят.

Как он меня умолял! Чего только мне заманчивого не обещал. Даже денег сулил дать! А я ему отказал! Серьезные у него потом были неприятности, чуть должности своей не лишился. Так что мы, священники, не просто попы, мы – политики!

Прямо так и без всякого зазрения ума и совести заявил мне: «мы – политики».

Я допил свой чай, встал и молча, по-английски ушел. Я понял, что с этим человеком обсуждать сюжет своего романа об Иисусе Христе и Иуде Искариоте мне очень не хочется. Тем более просить совета или благословления. «Политиков» у нас и без того хватает. И их всюду, от Москвы до самых окраин гораздо больше, чем нерезаных собак!

За три месяца пребывания в Ирландии мне так и не довелось побеседовать с ирландскими священниками. Да у меня для таких серьезных разговоров элементарно не хватило бы английского словарного запаса. Но окончательно понять, что ирландцы искренне и глубоко религиозны мне помог такой показательный случай.

Мы с Ниной по случаю дня рождения ее дочери Юлии решили в Каване купить бутылку текилы. В принципе мы люди непьющие, но мало ли что, праздничный стол без спиртного, как украинский борщ без мяса – красивый, но ненаваристый. И поехали мы в магазин «Aldi». Дело было в воскресенье около полудня. Мы направились в отдел продажи спиртных напитков. Он был закрыт. Вход в него был перегорожен пестрыми ленточками.

– А почему отдел не работает? – интересуюсь я.

– Алкоголь сегодня можно будет купить после 12-30, – поясняет продавщица. И по ее глазам видно, она не шутит.

Я в недоумении пожимаю плечами, и мы отправляемся в другой магазин, в «Super Valu». Благо, это недалеко. Но и там отдел продажи спиртных напитков не работает. И там тоже продавец ссылается на какие-то непонятные моему российскому уму 12-30. У нас в России спиртные напитки и сигареты в любое время дня и ночи может запросто купить даже двенадцатилетний ребенок. Сунет продавщице двойную цену и она, закрыв глаза на законы, отоварит пацана.

И мы ни с чем возвращаемся в магазин «Aldi». Мои часы показывают 12-28.

– Ждите две минуты, – бесцеремонно заявляет продавщица.

И только когда стрелки часов наконец-то сходятся на 12-30, нам продают вожделенную бутылку текилы.

Мы выходим из магазина и направляемся к автомобилю.

– Не понял юмора, – говорю я Нине, – почему нам пришлось ждать 12-30?

– А сегодня воскресенье.

– Ну и что?

– По всей Ирландии идут службы в храмах. И в это время спиртные напитки не продаются.

– По всей Ирландии?

– По всей Ирландии.

– До 12-30?

– До 12-30.

– И что же, в Ирландии есть такой закон?

– Этого я точно не знаю, – говорит Нина, улыбаясь, – может, такого закона и нет. Но есть такая традиция. А традиции любого народа сильнее любых законов.

– Хорошо, – пытаюсь я спорить, – а, допустим, если я не католик? Или я вовсе не христианин? Или даже не верующий в Бога человек, атеист? Тогда как? Почему мне нельзя продать, допустим, бутылку водки?

– Традиция у них такая. И если мы живем в их стране, то мы должны, безусловно, уважать и их законы, и их традиции.

– Хорошо, – не унимаюсь я, – но почему мне не продали текилу за две минуты до 12-30? Заставили ждать. Разве две минуты что-то решают в этой жизни? Да кто бы эту продавщицу смог проконтролировать? Неужели кто-то станет проверять ленту кассового аппарата, где указывается время покупки товара?

– Конечно, никто здесь такими глупостями не занимается. Просто ты еще очень плохо знаешь ирландцев. Они очень честные и порядочные люди. И они не умеют врать так, как это делают некоторые наши соотечественники. Просто здесь люди привыкли доверять друг другу. Потому ирландцы и живут так хорошо.

Уже садясь в автомобиль, я вспомнил эпизод нашего разговора с саратовским писателем Михаилом Галкиным, который произошел на скамейке в парке «Липки» накануне моего отъезда в Ирландию.

– Миша! – я почти кричал ему в лицо, перевозбужденный нашим спором. – Да мне для того, чтобы верить в учение Иисуса Христа совершенно безразлично, происходил ли он из рода царя Давида и был ли он иудеем вообще! Мне совершенно безразлично, был ли он на самом деле непорочно зачат или, как все мы, он рожден в результате совокупления своего земного отца и матери! Не важны его чудеса по исцелению больных и воскрешению мертвых! Мне по большому счету даже безразлично воскрес ли сам Иисус Христос после его распятия на кресте! Важно его учение! Важна суть Нагорной проповеди!

– Ой, Владимир, не скажи! – перебил меня тогда Галкин. – Ты пытаешься воспринимать религию как науку. То есть умом. А религия – это вера. Это совсем другое. Это постижение реальности душой, сердцем.

– А что, умом недостаточно?

– Умом вполне достаточно. Человеку с университетским образованием достаточно. И волхвам, пришедшим к вифлеемской пещере к необычному младенцу с дарами по знаку вновь засиявшей на небе звезды, знаний было вполне достаточно. Но ты представь себе простого плотника или рыбака, сапожника, гончара, погонщика овец две тысячи лет назад. Людей, многие из которых даже грамоты не ведали. Признали бы они Мессией человека, который даже по воде не умел ходить?

Назад                                                                                                                                                                                                                                  Продолжение следует

Книги автора можно приобрести в интернет-магазине www.rusekniga.biz в разделе “Юмор”

Блог автора https://www.proza.ru/avtor/vladimir33 (внешняя ссылка)

Метки: , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Владимир Горбань

Добавить комментарий