Любовь vs Власть

Недавно мне попалась на глаза фраза «между собственной правотой и отношениями, я выбираю отношения».

Автор высказался в смысле тактичности, терпения и заботы о чувствах партнера, о своей готовности жертвовать сиюминутным триумфом, ради сохранения душевного равновесия близкого, отказываясь контролировать, как партнер совершает путь познания, опыта проб и ошибок.

Я подумала о двойственности восприятия этой фразы, и как по-разному она может существовать в разных жизнях. К примеру, один мужчина всю жизнь эмоционально оспаривал любое мнение, не совпадающее с его взглядами. Он обижался и обижал, но однажды (будучи уже 65-летним), смущаясь и краснея, сказал дочери: «В семейной жизни можно иногда оставить спор… чтобы спокойно было в семье… пусть каждый делает как знает». Этот мужчина обнаружил, что богатство значений и мнений обогащает, а не унижает и передавал мудрость, как мог и когда случилось. А вот если мать, страдающая от взрослого сына – алкоголика, сама покупает ему бутылку водки, т.к. «со скидкой же!». Или мужчина занимается бизнесом жены, т.к. убежден, что «выполнит лучше» и годами откладывает открытие собственного дела.  Или отец, позволяющий себе грубо унижать своих детей, ждет от них уважения и понимания, а мать позволяет ему такое поведение. И везде – тема правоты и жертвы во имя.

«Между собственной правотой и отношениями, я выбираю отношения» – иногда звучит как высокая степень любви, а иногда как высокая формула мазохизма. Можно вложить в эту фразу вину и стыд за нарушенные границы, гордыню, страх неуверенности и все это – в компенсаторном стремлении к власти. Но любовь не нарушает ничьих границ, но добровольно ограничивает себя законом, который одинаков для всех (и для партнера, и для вас). Иначе несправедливо. Иначе выходит, как в анекдоте про доброго волка, который предлагает овечке «Если тебе холодно, я могу тебя съесть».

Это понятно, что раз человек не готов воспринять информацию внутренне, то он ее и не услышит, пока не «дорастет». Это понятно, что развитие начинается с точки покоя, ведь принять чужую точку зрения в разгар скандала, уворачиваясь от пролетающей тарелки – сложно. Это понятно, что «хороший» человек для некоторых означает «удобный». Это понятно, что уважение, прощение и терпимость – фундамент будней любви.

Где грань, за которой великодушие и принятие любви меняют свой полюс? Вообще, существует ли такой полюс? Что такое противоположность любви? К.Г. Юнг утверждал, что «противоположность любви — это равнодушие». Ведь гораздо больнее, когда чувства игнорируются, и человек ощущает себя невидимкой или пустым местом, чем когда присутствует негативная реакция. В случае равнодушия кричи-не кричи – в ответ тишина.

Вот и выходит, когда человек обучается не любить себя, то в первую очередь он обучается равнодушию к своим душевным страданиям. Здесь и грань значит?

Все случаи индивидуальны, все семьи индивидуальны, но как только человек назначает себе рецепт из чужого опыта (фильма, книги, совета и т.д.) мгновенно возникает опасность отношениям, ведь теряется индивидуальность. Ответ на любой запрос об отношениях в паре внутри чувств человека и, на первый взгляд, вовсе не похож на «что мне нужно с партнером/с собой сделать, чтобы у нас все было хорошо?»

Точка опоры – внутри нас. Грань дозволенной/недозволенной несправедливости/равнодушия – тоже. И в зависимости от того, как жизненная точка опоры сформирована, так мы и существуем в отношениях.

Например: Кому-то проще зависеть, жалуясь и обвиняя другого годами, но самому ничего не предпринимая. Это способ «забыть о своих чувствах», паттерн привычного страдания, тут зашито равнодушие человека к самому себе: игнорировать страдание, как туфли, что натирают. Вы наверняка изумлялись – почему она/он столько времени не сделают иначе/не уволятся/не разведутся?

Потому что «забыть о себе» – это поставить в центр между двумя людьми: деньги, полезность/абсурдность действий, правила и догму, страх неуверенности и потери авторитета (читай власти) и прочее, но не душевные чувства. Вы замечали, как ужасающе упорными могут быть люди в своем стремлении остаться в обвиняющей позиции жертвы и зависимом положении?

Человек, игнорирующий собственное страдание, приписывает окружающему миру равнодушие к чувствам. Он не способен по-настоящему принять заботу со стороны, т.к. сомневается в ее искреннем существовании. А во фразе «между собственной правотой и отношениями, я выбираю отношения» он увидит призыв к мазохизму, к жертве своего «я», а не творческую свободу и союз. Если такому человеку помогать извне (спасать) без его ответственности за происходящее, то паттерн станет крепче, т.к. в его основе лежит отсутствие свободы воли и выбора. Единственный способ – обладателю паттерна действовать осознанно и находить бессознательные механизмы поведения, где «зашито» равнодушие к самому себе. Главная трудность в том, что увидеть этот паттерн самостоятельно крайне нелегко, а решиться на действие – еще сложнее. При этом нужна поддержка, существование которой паттерн … игнорирует. Однако, человек, начиная заботиться о своих чувствах, постепенно нарабатывает иной жизненный опыт, от чего меняется жизнь.

Елена Бранте, аналитический психолог, PSI, router IAAP

Email: olenabrante@gmail.com

Facebook.com/analiticalpsychologistolenabrante

Метки:
Елена Бранте

Добавить комментарий