Отличники террористического соревнования

Пару недель назад исламские террористы нанесли удар в Буркина-Фасо, в ноябре под их прицелом в очередной раз оказалась столица Мали Бамако, за минувшую неделю в различных африканских странах произошел целый ряд исламистских терактов – Черный континент становится полем боя для конкурирующих террористических организаций.

Пока внимание мира приковано к театру военных действий в Сирии, а Европу время от времени будоражат то парижские события, то «кельнский Новый год» – оно, это самое внимание, оказывается отвлечено не только от событий «гибридной войны» в Украине. Не замечает мир и другого направления террористической угрозы – африканский континент. А ситуация в Северной и Западной Африке, и без того, прямо скажем, аховая, за минувшие месяцы стала стремительно ухудшаться. Теракт следует за терактом, причем количество жертв исчисляется сотнями. В африканских странах исламистам зачастую не приходится особо тщательно планировать свои нападения и готовиться к ним: из-за слабости тамошних правительств и полуанархической ситуации они, по сути, могут устраивать бойню буквально на улицах. Заходи в любой дом и стреляй, взрывай любой автомобиль на любой площади – никто тебе особо не помешает…

…Дело рук самих утопающих…

Сенегал готовится к худшему. Правительство этой западноафриканской страны выпустило на улицы сенегальских городов усиленные армейские патрули и чуть ли не силой заставило владельцев частных отелей удвоить охрану. Нет, местные власти не получали никаких тревожных сигналов ни от каких разведок мира. Никто не говорит о каких-либо готовящихся здесь терактах – просто руководство страны, исходя из логики развития событий, полагает, что нынешняя волна терроризма, катящаяся по странам Северной и Западной Африки, неминуемо заденет и Сенегал. Причем «заденет» в данном случае – по мнению многих экспертов, эвфемизм. Точнее было бы сказать: «накроет».

Как можно догадаться, Сенегал не является в мире какой-нибудь ведущей, экономически развитой либо просто даже мало-мальски обеспеченной страной. Тем не менее, до сих пор ее граждане жили относительно спокойно – похоже, террористы ею не слишком интересовались. Так что туристы из других стран и с других континентов приезжают сюда достаточно спокойно: «в Сенегале, в жарком Сенегале» туризм обеспечивает довольно ощутимую часть государственных доходов. И этот факт лишний раз подчеркивает: после нападений на туристов в столице Буркина-Фасо, Уагадугу, и в столице Мали, Бамако, подобный сценарий вполне возможен и здесь. Так как особых денег на антитеррористические мероприятия у правительства Сенегала нет – оно устраивает «обязаловку» для владельцев отелей. Гостиница, в которой не будет удвоена охрана – будет попросту закрыта. Одновременно сенегальские правоохранители призывают граждан к повышенной бдительности. Результат: 900 звонков в полицию о подозрительных событиях… в течении всего лишь двух выходных дней. Бомбы еще не взрываются, но население уже перепугано по самое «не балуйся».

Тоже ведь своего рода успех для террористов: страна, в которой до сих пор не было ни единого теракта, живет в страхе перед будущими взрывами. Президент Маку Салл повторяет, как заведенный: угроза есть. «Мы все находимся под прицелом, – утверждает он, – Кроме всего прочего, в Интернете идет гигантская волна пропаганды со стороны этих (исламистских – прим. ред.) организаций, ее совершенно невозможно контролировать. Мы наблюдаем также усиление финансирования ряда неправительственных организаций, вмешивающихся в религиозные вопросы. Мы должны быть крайне бдительны».

«Ареал ты мой широкий!»

Подобные настроения царят не только в Сенегале. Лидеры государств и правительств Западной Африки с крайним вниманием следят за тем, как так называемая «Аль-Каида исламского Магриба» расширяет границы своей деятельности, нацелившись на африканский Запад. Теракт в Буркина-Фасо – наглядное тому доказательство, подчеркивает французский эксперт по вопросам терроризма Вассим Наср.

«Аль-Каида исламского Магриба», организация, получившая в наследство от «покойной» «Аль-Каиды» этот своеобразный террористический бренд, долгое время находилась в состоянии настоящей войны с другими исламистскими группировками и их лидерами – не в последнюю очередь, с известным экстремистом, уроженцем Алжира Моктаорм Бельмоктаром. Увы, но пауки в банке не перегрызлись, а договорились – утверждает Вассим Наср, и выработали новую, совместную стратегию: «Это было своего рода мечтой Бельмоктара – нести «знамя джихада» с погруженного в десяток войн африканского Севера дальше, на юг, вглубь континента», – считает он. «Тот факт, что он согласился с проведением «Аль-Каидой» акции в Уагадугу, показывает: группировка находится в состоянии своеобразной конкуренции с другими террористическими организациями – например, с «Исламским государством» в Ливии, Нигерии и ряде других стран».

До сих пор «Аль-Каида Магриба» оперировала, в первую очередь, в Мали, частично также – в Алжире. Теперь ее «география» расширяется в южную сторону. Первой целью стала Буркина-Фасо. А соседние страны, словно бараны на бойне, могут лишь задаваться вопросом: кто из них – следующий?

«Малыш, я ведь лучше собаки»…

Терактами в отелях в Уагадугу и Бамако «Магрибская Аль-Каида» совместно со своими «местными» союзниками из группировки «Аль-Морабитон» достигла оптимальных, с точки зрения террористов, результатов: вызвала пусть пока и не слишком пристальный, но все же определенный интерес у мировой общественности, убив большое количество иностранцев со сравнительно небольшими «затратами». В обоих случаях террористы были очень молоды, чтобы не сказать – юны. И в обоих случаях большинство из нападавших не погибли. Многие спокойно ушли с места преступления, получив опыт и «боевую закалку» – так что теперь им еще легче будет убивать. Так сказать, молодняк становится «на крыло».

Фактом является также и следующее обстоятельство: пока взгляды мира были завороженно прикованы к действиям ИГИЛ, «Аль-Каида» считалась ослабленной, проигрывающей, в первую очередь, конкуренцию в погоне за новыми рекрутами, за имиджем «кровожадных-беспощадных», за деньгами и новыми зонами влияния – считает Вассим Наср. «В разгар теракта в Уагадугу один из нападавших связался по телефону с пропагандистской радиостанцией «Аль-Каида исламского Магриба» и в прямом эфире клялся в верности шефу «Аль-Каиды», преемнику Осамы бин Ладена Айману аль-Савахири», – напомнил эксперт, – ««Аль-Каида» весьма опасается усиливающегося давления «Исламского государства». ИГИЛ присутствует теперь даже в Нигерии – совсем недавно тамошние террористы из исламистской группировки «Боко Харам» поклялись ей в верности. «Аль-Каида» чувствует себя обойденной и, таким образом, вынуждена заявлять о себе, чтоб не прозябать в забвении.

С этим мнением согласен и исследователь терроризма Филип Угон из парижского Института международных стратегических исследований. Он также внимательно следит за развитием событий в Черной Африке. «ИГИЛ, – утверждает он, – ищет возможности для экспансии в Африке. Эта организация желает расширить свое влияние. Ранее «Боко Харам» была активна на северо-западе Нигерии, теперь же она поступательно расширяет свои действия на регионы, прилегающие к озеру Чад – то есть, на Нигер, Камерун и Чад. Тот факт, что эта организация присягнула «Исламскому государству», не говорит о том, что она туда теперь полностью интегрирована, но широкие связи между двумя группировками налицо».

В свою очередь, «Аль-Каида» также расширяет ареал своих действий, продвигаясь на юг Африки – своего рода «гонка с преследованием» с ИГИЛ, лидеры которого, в свою очередь, стараются продвинуться на юг, используя в качестве «трамплина» свои базы в Ливии. Именно оттуда в Западную Африку тянутся в данный момент целые караваны, полные оружия.

В поисках пропавшей пуговицы

Одновременно ИГИЛ пытается дестабилизировать Тунис. После прошлогодних терактов в музее и на пляже, направленных против иностранных туристов, исламисты организовали нападение на охрану тунисского президента: в конце ноября прошлого года террорист-самоубийца взорвал себя вместе с автобусом, в котором находились солдаты президентской гвардии. Погибли двенадцать военнослужащих, а ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство».

Для тунисского эксперта по борьбе с терроризмом Кадера Абдерахима это «послание» ясно: «Террористы продемонстрировали, что президента Туниса никто не в состоянии защитить – даже те, кто должен это делать, собственно, по долгу службы. «Письмо» нападающих таково: либо в системе президентской безопасности имеется дырка, либо среди солдат имеются агенты исламистов. Обе возможности – хуже не придумаешь».

Вот так. В странах, зависящих от иностранного туризма, Тунисе и Сенегале, боятся «террористического наводнения». В Марокко – стране с, пожалуй, наиболее стабильной системой безопасности – власти раз за разом сообщают об арестах подозреваемых в террористической деятельности людей и целых групп. Что творится в Алжире – никому не известно, кромешный мрак, страх и ужас.

В подобных условиях государства Северной и Западной Африки пытаются наладить совместную систему защиты от терроризма – по крайней мере, в том, что касается полиции и военных. Одновременно они опасаются, что в своих попытках перещеголять друг друга «Аль-Каида», ИГИЛ и, возможно, другие группировки настолько увлекутся, что попросту сметут любую защиту – в конце концов, в том же Мали правительство ничего не могло поделать, пока не получило военную помощь от европейцев – в первую очередь, от французов. Другие африканские правительства – не сильнее малийского.

Президент Сенегала Маки Салл подозревает: в его стране, так же, как и в Мали, Нигере, Чаде, других западноафриканских государствах найдется более, чем достаточно молодых людей, радостно откликающихся на послания исламистов. «Конечно, молодежь без жизненных перспектив – отличная добыча для исламистских «ловцов душ», – утверждает он, – Мы можем сколько угодно усиливать патрули на улицах, системы безопасности в учреждениях, можем тратить сколько угодно денег на оружие и приборы слежения, но пока мы не можем потратить эти деньги на создание рабочих и учебных мест – все будет только ухудшаться» – считает Маки Салл. Правда, каким образом африканские руководители собираются бороться с этой проблемой – ни он, ни другие лидеры в регионе не имеют ни малейшего представления. Как говорил герой фильма «День радио»: «У нас две проблемы – Минобороны и пуговица. Пуговицу мы найти можем, чисто теоретически, а с Минобороны мы ничего поделать не в состоянии. Вывод – ищем пуговицу». В данном случае, правда, все выглядит с точностью до наоборот: пока страны Западной Африки лихорадочно готовятся к обороне – множество «пуговиц» остаются валяться на обочине.

Метки:
Администратор

Добавить комментарий