Пиратская история

Ирландец Фред Парл однажды избежал лап морских пиратов,  но потом все равно попался

Чуть больше 10 лет назад россияне, ирландцы, да и весь мир в целом следили за историей освобождения из пиратского плена буксира “Свитцер Корсаков”/ Svitzer Korsakov. Судно с четырьмя российскими моряками, ирландским механиком и капитаном-англичанином следовало из Санкт-Петербурга на Сахалин. У берегов Сомали его захватили морские разбойники. Переговоры о выкупе длились ровно 48 дней. Российские моряки, побывавшие в плену у пиратов, пока отказываются рассказывать прессе о своих испытаниях. Но корреспонденту “Нашей Газеты” Виктору ПОСУДНЕВСКОМУ удалось связаться с ирландским членом команды – механиком Фредом ПАРЛОМ/ Fred Parle. Старый морской волк Парл, родом из Слайго, утверждает, что к пиратам ему уже не привыкать. В данный момент он пишет книгу о своих приключениях и не исключает того, что снова выйдет в море.

Как это было
– Пираты напали совершенно неожиданно, – рассказывает Фред. – Все произошло очень быстро. Я обходил судно и проверял оборудование в котельной, когда услышал крики. Я сразу же побежал на мостик и едва успел собраться с мыслями, как увидел на корме судна вооруженного пирата, который помогал своим товарищам установить лестницу. Капитан Дарч сделал все, чтобы помешать им. Он включил полный ход и стал резко разворачивать судно, чтобы оторваться от пиратского катера. Это был очень храбрый маневр, и нам почти удалось уйти, как вдруг краем глаза я увидел по правую сторону от нас другой катер. Он приближался на очень большой скорости, и там уже стояли наготове четверо африканцев с автоматами в руках. У нас не было шансов. Как олень, на которого с двух сторон нападают гончие псы, мы были обречены… Вскоре к нам на борт поднялись девять вооруженных до зубов пиратов. Они принялись бить дулами “Калашниковых” окна рубки и велели нам остановить судно. Капитан приказал всем членам команды не сопротивляться, и мы повиновались.
– Фред, как пиратам удалось застигнуть вас врасплох?
– Когда на нас напали, мы шли в водах, которые считаются свободными от присутствия пиратов, и при этом во всем следовали приказам компании-владельца судна. Шли на скорости в 9 узлов и даже не подозревали, что с нами что-то может случиться. Пираты приблизились к нам совершенно незаметно. Они шли на маленьких катерах из белого пластика, оснащенных двигателями Yamaha мощностью 48 лошадиных сил. Наш радар их не сумел засечь, а на фоне разбивающейся волны их было не видно…

В плену
-Как пираты обращались с вами?
-Всего на борту “Свитцера” было девять пиратов. Все они – чернокожие мусульмане родом из Сомали. Одеты были, все как один, в рубахи и шорты, ходили босиком. Возраст – от 22-х до 42-х лет.

На берег нас не пустили ни разу, все время держали на борту и стерегли. Наши запасы продовольствия и пресной воды довольно скоро подошли к концу. Тогда сомалийцы подвезли нам козлиного мяса, муки, риса, макарон, растительного масла, сахар, чай, а также более 300 пачек сигарет. Чтобы скоротать время, мы сами ловили рыбу – тунца, люцианов, коралловую форель… Пару раз пираты давали нам лангустов. Они также привезли на борт около 30 кг трески. В общем, мы не голодали. Как заметил мой сын, мы для них были очень ценным грузом, и потому они хорошо о нас заботились.

Пиратская травка
-Вы общались с захватчиками?
– Главное в такой ситуации сохранять спокойствие и чувство юмора. Поэтому я много общался с пиратами, расспрашивал об их семьях, родных и близких. Почти у всех у них дома было по нескольку жен. У одного было четверо жен и двадцать детей! Мы также учили сомалийцев говорить по-русски и по-английски. Порой помогали им перевязывать раны, лечили ожоги и так далее.

Однако должен сказать, что вели они себя не лучшим образом. Например, постоянно жевали какую-то дурман-траву. Я не любитель наркотиков, поэтому не знаю, что именно это было. Выглядит, как зеленые пучки спаржи. Они обдирали с них листья и очень тщательно соскабливали кожу со стеблей. Затем садились на палубе все вместе и жевали эту траву, пока всю не сжуют. После этого они становились расслабленнее и покладистее, но все равно всегда были настороже. Эту дурь им регулярно доставляли самолетом из Кении. После нее они могли глаз не сомкнуть целыми сутками, прямо как от бензедрина (бензедрин (бензол – эфедрин) – амфетамин, производный от эфедрина, используется в качестве средства для ингаляции с целью облегчения назальной гиперемии и в качестве стимулятора центральной нервной системы – прим. ред.).
Меня выводила из себя нечистоплотность сомалийцев. Вся палуба была покрыта их слюнями и изжеванной травой. На камбуз после них вообще было не зайти – черные кастрюли, скользкий пол, кругом грязь… Чтобы хоть как-то их за это наказать, я однажды подсыпал порошок чили в их сомалийский чай…

Психологические игры

– Скажите, вы не пытались перехитрить пиратов и сбежать?
– Я старался как можно чаще показывать, что не боюсь их. К примеру, не выполнял приказы, притворяясь, что не понимаю, что они там мне говорят. Требовал вернуть вещи, которые они отняли у меня. Занимался с ними армреслингом (настольная борьба на руках – прим. авт.) И так далее и тому подобное. Постоянно старался создавать всякие неприятные для них ситуации, играть с ними в психологические игры…
-Что забрали у вас сомалийцы?
– Я лишился всех подарков, которые мне родные подарили на Рождество. Пираты взяли мой ноутбук, цифровой фотоаппарат, видеокамеру. Спрятать ничего не удавалось – они проверяли наши каюты ежедневно.
-Вмешивались ли в ситуацию ВМФ США, которые патрулируют Аденский залив в целях защиты судов от пиратов?
– Все время, пока велись переговоры, мы находились под бдительным присмотром кораблей ВМФ США. Но в ситуацию они не вмешивались, чтобы не подвергнуть нас опасности. Только давали предупредительные выстрелы по баркасам, которые подгоняли воду и продовольствие.

“Я уважал их за невозмутимость”

– Фред, какие у вас были отношения с русскими членами экипажа?
– По сути “Свитцер Корсаков” был российским судном. Я и капитан Дарч просто по контракту должны были доставить буксир в Сингапур. Ну а там старпом Николай Березовский должен был стать капитаном, а второй механик, соответственно,  старпомом. Двое из русских могли говорить по-английски, двое других – нет. Я общался с ними все больше и больше по мере того, как улучшались их языковые навыки.
Наш плен они все перенесли со стоицизмом и не распространялись о своих переживаниях. Я уважал их за невозмутимость и силу духа. Николай стал моим другом. Я ему недавно звонил, чтобы поздравить с тем, что он стал капитаном “Корсакова”. Он теперь в Сингапуре.

Таинственный выкуп

– Расскажите о том, как вас освободили.
– Когда пираты назвали сумму выкупа, которую они хотят за нас получить, мы все прямо-таки ахнули, такой огромной она была (Фред подписал договор с компанией-владельцем судна, в котором обещал не разглашать окончательную сумму выкупа, а также некоторые детали сделки – прим. авт.). Причем пираты требовали, чтобы деньги им привезли в течение трех дней. Я знаю одно – если бы мы не вмешались и не убедили сомалийцев снизить планку, то ждать свободы нам пришлось бы не 48 дней, а все 180, а то и больше!
Переговоры о выкупе проходили медленно, стороны долго торговались. Никто из представителей компании не приехал на место происшествия, все осуществлялось по радио и через нас. Компания, конечно, просила пиратов доказать, что мы живы-здоровы, и для этого они нам задавали разные личные вопросы, а мы должны были правильно отвечать на эту “викторину”…

Жизнь после плена

– Что было после того, как вас отпустили на свободу?
– Как только нас отпустили мы на полном ходу и на скорости в 13 узлов отправились прямо по курсу на восток. Шли так быстро, что сжигали 22 тонны дизеля в день. При этом нас сопровождал корабль ВМФ США Carney 64. Очень бравые ребята, прекрасные моряки и бойцы.
Все мы – команда “Корсакова” – сильно изменились с того памятного дня, 1 февраля 2008 года, когда попали в пиратский плен. Но мы – профессиональные моряки, и наш долг – поддерживать друг друга во время опасности. Это относится и к военно-морскому флоту, и к торговому. Многие моряки испытали на себе цунами, тропические циклоны, пожары, взрывы… Многие находились в зонах боевых конфликтов. Некоторые, как я, бывали в пиратском плену…
Кстати, для меня это не первое столкновение с пиратами. В первый раз на судно, где я служил, напали в Бенгальском заливе у порта Читтагонг, что в Бангладеше. Тогда нам едва удалось уйти от погони. Никаких бонусов и премий команде за это не выдали. Все это – к сожалению часть нашей работы.

Фред разыскивает русских друзей:

“Если кто-нибудь знает капитана Георгия Антонова и его механика Бориса, которые несколько лет назад заходили в Слайго на судне MPV ANNISHKA, сообщите! С удовольствием бы пообщался с ними. Я хорошо помню, как мы вместе очень долго пытались продать этот чертов корабль… Но это уже другая история”.

Не прошло и месяца после освобождения команды “Свитцера”, как сомалийские корсары взяли на абордаж другое судно. 4 апреля группа морских бандитов взяла в заложники экипаж роскошной французской яхты “Ле Понан”/ Le Ponant у берегов Сомали. За 30 членов команды, среди которых была одна украинка, пираты потребовали выкуп в два миллиона долларов наличными.

Фред Парл незамедлительно предложил свои услуги посольству Франции в Дублине: “Я не удивился бы, если узнал, что французский парусник захватили те же ребята, что держали нас, или их друзья, – сказал он. – Я предложил свою помощь французам, потому что обладаю уникальной информацией и опытом. Я знаю как с этими людьми можно себя вести, а как нельзя. Однако ответа из посольства мне так и не пришло”, – рассказал Фред “Нашей Газете”.
Французы решили пойти другим путем. Уже 11 апреля сомалийские флибустьеры получили выкуп, да рано обрадовались. Как только они отпустили заложников, французские военные перекинули в Сомали отряд спецназа со своей базы в Джибути, отрезав пиратам путь к отступлению. Африканцы попытались скрыться на грузовиках, но их настигли четыре вертолета французских ВВС. Пулеметный огонь с воздуха довольно скоро убедил захватчиков сдаться. Пиратов доставили на военную базу. Французский суд 19 апреля предъявил 6 бандитам обвинения в захвате заложников.

Статья впервые появилась в Нашей газете в 2008 году

Метки:
Nasha Gazeta

Добавить комментарий