Последняя война?

В 1921 году закончилась война между Ирландией и Англией.  Англичане предложили ирландцам договор, согласно которому Зеленый остров становился «свободным государством».

Хитрость англичан заключалась в том, что шесть областей страны по-прежнему оставались под властью английской короны, некоторые стратегические порты – под королевским флотом, а члены ирландского парламента обязаны были приносить клятву верности королеве перед вступлением в должность.

Слишком мало для графа, слишком много для мушкетера…

С самого начала подобный договор был оценен в обществе двояко. Республиканский лидер Майкл Коллинз сказал тогда, что договор – это «не безусловная свобода, так необходимая любой нации, но это возможность этой свободы достичь». Далее история покажет, что он был прав, но в 1921-ом году самым ярым республиканцам казалось, что их опять обманули, что Корона водит их за нос.

С самого начала раскол принял очень личный характер. Вождем сторонников полной и безоговорочной независимости являлся Эймон де Валера – борец за независимость и личный друг Майкла Коллинза. Когда последний вернулся с переговоров, на которых Черчилль и Ллойд предложили Пакт о Свободном Государстве, де Валера демонстративно отказался согласиться с результатами переговров, так как считал, что именно в этот момент стоит проявить последовательность и несгибаемость, дабы добиться-таки наконец полной свободы, безоговорочной независимости и бесплатных ленчей.

Несмотря на назревающий конфликт,  стороны постарались решить дело миром и Пакт был передан на рассмотрение парламента. Большинством голосов, не абсолютным, но тем немнее значительным – с перевесом в семь очков, Пакт был принят, вслед за чем было собрано временное правительство во главе с Коллинзом, которое должно было осуществлять управление страной во время переходного периода, и обставить передачу власти британской администрацией в руки Свободного Государства Ирландии.

Когда договор был ратифицирован – де Валера тут же снял с себя полномочия президента и вместе со своми сторонниками покинул заседание парламента. Тем самым он поставил жирный крест на демократическом процессе, так как любые идеалы работают лишь до тех пор, пока люди им следуют и не нарушают правил игры. Далее он поставил под сомнение право парламента ратифицировать договор, и подчеркнул, что все, проголосовавшие «за», нарушили тем самым свою клятву верности Ирландской Республике. Не умея довольствоваться завоеваным миром, за который было отдано множество жизней, де Валера решил, что от новой войны всем станет только лучше. Коллинз оказался в щекотливом положении. С одной стороны, он оказался предателем независимости и обязан был срочно искупить свою вину перед родиной, послав англичан ко всем чертям, чем бы обрек ирландцев на новые лишения и, возможно, новую оккупацию. С другой стороны ему угрожали собственные воинственные соотечественники, уже вовсю снова бряцавшие оружием. Ужас в том, что сторонникам войны обычно все равно, с кем воевать.

Не удивительно, что большинство офицеров Ирландской Республиканской Армии оказались на стороне противников Пакта. Молниеносно был сформирован Армейский Исполнительный Комитет, который тут же назначил себя исполняющим обязанности правительства. С этого момента начинается чехарда, от политики в которой одни лишь названия комитетов.

Конечно, попытки сохранить мир были тут же предприняты. Коллинз собрал комитет по воссоединению армии, задачей которого было снять напряжение, дабы все вопросы решились на первых выборах 1922-го года. Для того, чтобы убедить командиров сесть за стол переговоров, он даже согласился обсудить республиканский вариант конституции, но этот шаг был тут же пресечен британцами, которые ветировали проект, пригрозив экономическим эмбарго и пообещав в случае чего выслать в Ирландию целый корабль надгробных венков, в общем весь поздравительный букет для борцов за свободу.

Таким образом Shinn Fein был представлен на выборах в двух экземплярах – про- и анти. Такой политический казус еще больше все запутал, ибо какой толк что-то там выбирать, если правила игры уже давно нарушены и придерживаться их будет только та из сторон, которой они сыграют наруку? Де Валера со своей упертой позицией проиграл выборы и публично снял с себя все полномочия, заявляя, что «большинство не имеет права принимать неверные решения».

В это же время Коллинз начал реорганизацию армии, выстраивая вокруг ядра оставшихся верными командиров новые национальные силы. Солдат перевели в бараки, принадлежавшие англичанам, и раздали им трофейное оружие. Таким образом к лету 1922-го года войска временного правительства Коллинза эффективно контролировали только Дублин и еще несколько местечек, например Лонгфорд, где части IRA поддержали заключение Пакта с англичанами.

Есть еще порох в пороховницах

План сторонников полной независимости был прост, как и все планы ирландских операций: «Завалить и растоптать». Для этого был создан спецотряд из двух сотен человек, который под предводительством Рори О’Коннора в один прекрасный апрельский денек захватил здание Four Courts. Повстанцы (в очередной раз страна разделилась на два лагеря) надеялись при помощи резких движений и обидных фраз вынудить англичан применить силу, дабы страна снова, как три года назад, «сплотилась перед лицом общего врага». Но не тут то было! Сторонники временного правительства (а, как показали выборы, таких было большинство) решили, что им как раз нужно действовать без промедления и подавить бунт в зародыше, а ни в коем случае не ждать, пока этим займутся англичане.

Многие члены правительства высказывались за немедленное применение силы, дабы наказать виновников и тем самым показать свою непреклонность по вопросам касающимся того, «кто же здесь самый главный?». Однако Коллинз, который любыми способами желал избежать кровопролития, сделал очень странное движение – он оставил буновщиков в покое. В недальновидности Коллинза, конечно, упрекать нельзя, ибо каждый знает, что лучший способ решить проблемы между собой – спустить все на тормозах, а там, глядишь, сограждане почувствуют прелести мирной жизни и разойдутся по домам. Но такой план не сработал. Высшие силы дали не так много времени и горячие головы остыть не успели…

Через два месяца «Ирландский вопрос» встал в полный рост уже не где-нибудь, а в Лондоне, где был убит отставной генерал английской армии, прославившийся в свое время своим поведением на Изумрудном Острове.  Черчилль надавил на Коллинза, и последний, скрепя сердце, отдал приказ о начале обстрела бунтовщиков, засевших в самом центре Дублина.

В Ирландии, спустя всего лишь несколько месяцев после обретения независимости, началась гражданская война…

Итак, что же имела Ирландия к началу Гражданской войны 1922 года? В активе – две сотни вооруженных противников Пакта, засевших в Four Courts, части республиканской армии рассеяные по стране, Черчилль, который нервничает в Англии и грозится «разобраться во всем сам», если временное правительство не предпримет каких-либо решительных действий по подавлению бандитского мятежа.

Коллинз решил использовать подаренную англичанами артиллерию для того, чтобы выбить мятежников из их логова. Гарнизон IRA стойко сопротивлялся англичанам в течении двух дней, но, будучи вооруженным только стрелковым оружием, вынужден был сдаться на милость победителей. На помощь им попытался прийти Оскар Трейнор – командир Дублинской Бригады IRA – он сумел захватить О’Коннелл Стрит и продержался целую неделю, прежде чем его люди сдались перед превосходящими силами Свободного Государства. Потери обеих сторон не превысили даже сотни человек, при этом верные временному правительству войска взяли в плен до пятисот мятежников. Черчилль был доволен! Еще бы, мятеж подавлен и подавлен руками тех же ирландцев – о большем и мечтать трудно.

Контроль над столицей был восстановлен, но по всей стране люди быстро делились на сторонников и противников Пакта, и за всем этим флагомаханием и речетолканием  как-то позабыли о том, что они – единый народ, который никогда не дрался сам с собой. Сторонники Пакта называли себя Национальной армией, в то время как его противники продолжали откликаться на имя Ирландской Республиканской Армии. Они били себя в грудь и говорили, что собираются с оружием в руках защищать Ирландскую республику, провозглашенную в 1916-ом году во время Пасхального Восстания и преданную бесхребетными подонками, пошедшими на уступки англичанам. Де Валера снял с себя все полномочия, передал командование офицерам IRA и влился в ряды обычным добровольцем. Все политические шаги были сделаны и ставки более не принимались, в созданных декорациях начиналась очередная серия Ирландской трагедии.

Силы IRA к моменту начала конфликта превосходили правительственные более чем в два раза по численности. На стороне бунтовщиков выступало около пятнадцати тысяч человек, в то время как Коллинз располагал всего семью тысячами. С другой стороны, республиканцам недоставало четкой структуры управления войсками, да и оружия у них было маловато: винтовок едва набиралось шесть тысяч, пулеметов можно было пересчитать на пальцах. Тем не менее, решимости республиканцев «спасти и освободить» можно было позавидовать. Ослепленные первой кровью, братья по две стороны баррикад готовы были идти до конца, по дорогам, расходящимся в разные стороны, но ведущие к одной и той же цели.

Коллинз вместе с командованием армии Свободного Государства не терял времени даром. Пока по старой ирландской традиции бунтовщики бродили по югу и западу страны, попивая пиво, он организовал армию, способную дать решительное генеральное сражение в городе или в поле. Англичане помогали чем могли, поставляя артиллерию, самолеты, броневики и боеприпасы. Создается впечатление, что Коллинз хотел выиграть эту войну, делая как можно меньше выстрелов – просто дать повстанцам понять, что их песенка спета и лучшее, что они могут сделать – сложить оружие, пойти стать в угол и подумать над своим поведением. Потом можно было объединиться с восставшими и повернуть английские орудия против самих англичан. Тогда последние уж точно бы перепугались, и вопрос о клятве верности и оккупации портов растаял бы, как утренний туман над Сити.

К концу 1922 года правительственные войска насчитывали около сорока тысяч человек, часть из которых была завербована из легендарной Дублинской Бригады и спец-отряда «Сквод», составляя так называемую «Дублинскую Гвардию». Также в рядах оказалось множество ветеранов Великой Войны, служивших в свое время в рядах английской Континенталь.

Поскольку Дублин был в руках правительства, повстанцы решили долго не думать и объявили Мюнстеровскую Республику, которой нет никакого дела до англичан и их притязаний. В руках нового государства оказались Корк, Ватерфорд и Лимерик, в котрых тут же были устроены  грандиозные вечеринки по поводу окончательного избавления от англичан и полной независимости ирландцев. Конечно, шансов удержать крупные города в собственных руках у них не было, так как отсутствие артиллерии и брони означало полную неспособность республиканцев вести «классическую» войну.

Собственно, такую войну никто и не собирался вести: города сдались армии Свободного Государства еще до конца лета, а две морских десантных операции позволили взять под контроль правительственнных войск весь юг страны. После этого началась вялая партизанская война, продлившаяся еще восемь месяцев, единственными значимыми событиями которой стали смерть Коллинза, попавшего в засаду недалеко от собственного дома в графстве Корк, и внезапная кончина президента Свободного Государства Артура Гриффина. IRA, прознав об этом, в очередной раз сформировала собственное правительство, но к тому моменту они уже не контролировали хоть сколько-нибудь значимую территорию, поэтому дело опять ограничилось распитием пива в хорошей компании.

К концу войны, когда о высоких целях и романтических идеях все уже позабыли, моральные ориентиры оказались утеряны и героическая борьба превратилась в банальный бандитизм. Партизаны партизанили, а правительственные войска их ловили и расстреливали. Так продолжалось до апреля-мая 1923-го года, пока наконец не было объявлено перемирие.

Заметьте, что к тому времени Ирландия фактически находилась в состоянии войны уже почти десять лет, и успело вырасти целое поколение, которое кроме войны ничего не видело, причем всякой разной: сначала против немцев, с перерывами на «против англичан», потом снова против англичан и, наконец, междоусобной. Населению неимоверно хотелось отдохнуть от пальбы и диких криков, и перемирие было воспринято на «ура». Несколько тысяч боевиков IRA были арестованы в первые же дни после вступления перемирия в силу, но, согласно приказу командования, к тому моменту они уже избавились от своего оружия. По всей стране стремительно наступал долгожданный мир…

И по сей день мы можем видеть и слышать вокруг нас отголоски этой войны, несмотря на то, что с тех пор минуло уже более восьмидесяти лет. Ведь две нынешние крупнейшие политические партии Ирландии являются прямыми потомками сторонников и противников памятного договора 1921-го года. Кроме того, как стало известно много позднее, Майкл Коллинз готовил широкомасштабную операцию по захвату северных земель острова, и неизвестно еще какую бы цену заплатил ирландский народ, ввяжись он в новый кровопролитный конфликт с англичанами. Ведь последних далеко не просто напугать.

Гражданская война 1922-го года поставила жирную точку в событиях, начавшихся в Ирландии в начале двадцатого века. Несколько лет непрекращающихся боевых действий истощили страну, но дали людям понимание того, какой ценой достается свобода и какую цену приходится платить за мир. За мир на СВОЕЙ земле.

Метки: , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Nasha Gazeta

Добавить комментарий