Православный ирландец Рори Макгован: “Теперь 25 декабря для меня ничего не значит”

В Ирландии православное Рождество отмечают не только иммигранты из бывшего СССР и Восточной Европы, но и некоторые коренные жители страны.

Корреспондент “Нашей Газеты” незадолго до праздника пообщался с православным ирландцем Рори Макгованом в храме святых первоверховных  апостолов Петра и Павла в Дублине.

Рори Макгован родом из Дублина, ему 77 лет. У него длинная белая борода и светлая улыбка. Он похож на Деда Мороза и Льва Толстого одновременно. На одном из его пальцев – толстое серебряное кольцо со старославянской вязью, на шее – православный крест. Рори сидит на скамье в уголке храма и держит в руках целлофановый пакет с конфетами, леденцами и шоколадками. После службы к нему один за другим подбегают русские дети. Почти все они родились в Ирландии и обращаются к нему на английском. Сам Рори знает по-русски всего несколько слов и выражений. Он раздает ребятам сладости и поздравляет их с праздником. Один мальчуган, с виду не старше двух лет, поднимает руку, обращая ее ладонью к Рори. Тот подставляет свою крупную жилистую ладонь: “Give me five!” Ребенок хлопает его по руке, оба смеются. “Это мой крестник”, – говорит Рори и дает мальчику леденец. Похоже, этого старика здесь знают и любят все…
– Рори, как вы отмечаете Рождество?
– Хожу на службу в нашу православную церковь. Раньше я был католиком и когда только обратился в православие, отмечал оба Рождества – и православное, и католическое. Но теперь 25 декабря для меня ничего не значит. Правда, я все равно отмечаю этот день с семьей. Вся моя семья – католики, и к 25 декабря к нам в дом съезжаются дети и внуки, моя жена готовит большой обед.
К моему Рождеству, 7 января, в доме остаюсь только я, моя жена и один из моих сыновей. Они понимают меня и всегда встречают этот праздник со мной. Например, когда в Дублине еще не было православного прихода, я в течение 14 или 15 лет ездил в Иерусалим на православную Пасху, и каждый раз моя семья поддерживала меня и помогала. Они знают, что православные праздники очень много для меня значат.
– Почему вы решили обратиться в православие?
– После Второго Ватиканского Собора (он завершился в 1965 году – прим. ред.) в католической церкви произошли большие изменения, которые я не мог принять. Например, изменилась литургия, изменились слова в молитвах, сама вера стала другой, чего ни в коем случае нельзя было допускать. После этого в течение нескольких месяцев я чувствовал себя очень неуютно в католической церкви. И как раз в то время в Ирландии появилось первое издание телефонного справочника “Желтые страницы”. В один прекрасный день я листал этот справочник и обратил внимание на разные церкви, которые существуют в Ирландии. Самая первая по списку была Русская Православная Церковь Заграницей. Ее настоятелем в Ирландии был отец Николай Курис. Я решил ему позвонить. Потом мы часто встречались и беседовали, и, в конце концов, я решил принять православие. Отец Николай все устроил. Я был очень счастлив тогда и до сих пор очень счастлив, что стал православным.
Отец Николай устроил часовню в двухэтажном доме, который он снимал в Дублине. Когда он умер (это было в конце 1970-х – прим. ред.), а дом продали, мы остались без настоятеля и храма. Раз в три месяца к нам приезжал священник из Англии и совершал службу в помещении, которое мы снимали специально к его приезду. В то время приход у нас был совсем маленький. Он состоял в основном из русских, которые, как и отец Николай, бежали из России после революции. Все они постепенно умирали. На кладбище за нашим храмом (св. Петра и Павла) есть небольшой участок земли, на котором стоит около дюжины православных крестов. Там похоронены старые прихожане отца Николая. Я всех их знал. Из всего нашего прихода теперь остался один я, все остальные умерли…
Сейчас в каждом молебне в церкви святых Петра и Павла поминают их имена. Их поминают также и в других православных церквях, куда я послал список имен. Помимо этих людей у нас в храме во время каждой службы поминают еще 45 человек – родственников старых прихожан отца Николая, которые не смогли выехать из России после революции. Никто теперь не знает, что с ними стало…
Что вы можете сказать о приходе церкви св. Петра и Павла?
– Это замечательный приход. Отец Георгий – просто чудесный настоятель! Он принимает участие в каждом прихожанине, и я до сих пор поражаюсь тому, что он каждого знает по имени. Иногда причащаться приходят по 500 человек, и он помнит имя каждого…
Для меня наш приход – одна большая семья. Я знаю многих прихожан по имени, в лицо же знаю почти всех. Все приветствуют меня, когда я прихожу в церковь, прощаются со мной, когда иду домой. Такого нет в других общинах. В римско-католической церкви, например, все совсем иначе. Здесь же все друг друга знают, все друг с другом здороваются и у всех всегда есть доброе слово для своего ближнего. Я очень люблю нашу церковь.
– Что бы вы делали, если бы православная церковь не попалась вам тогда в телефонной книге?
– Не знаю. Я думаю, Бог направляет, а мы следуем. Я думаю, это Бог указал мне открыть телефонную книгу и посмотреть список церквей. Я не думаю, что у меня был выбор.
– Расскажите о том, как вы встречали праздник Пасхи в Иерусалиме.
– Я встречал Пасху в Иерусалиме 14 или 15 лет подряд, когда в Дублине еще не было прихода при церкви св. Петра и Павла. Три раза был в Храме Гроба Господня, куда на Пасху сходит Благодатный Огонь. В первый раз, помню, священник зажег мои тридцать три свечки, и мне сказали, что огонь не обжигает в течение 20 или 30 минут. Но я все же боялся и очень осторожно подставил один палец под пламя, чтобы быть уверенным, что не обожгусь. И тогда ко мне подошел священник и сказал по-русски: “Нет, нет, нет”, забрал у меня свечи и поднес их пламя прямо к моему лицу, стал водить им по моей бороде, волосам… Пламя не обжигало, и в ту же секунду я осознал, что это поистине святой, благодатный огонь. Тогда я взял свечи у священника и, не сомневаясь, подставил всю руку под пламя. Я ничего не почувствовал. Это было чудесное испытание.
– Вы бывали в России?
– Был три раза. В первый раз, помню, был сразу после Московской Олимпиады. Я очень хотел поехать в Загорск (Сергиев Посад в советские времена – прим. ред.), но нас не пустили. В гостинице забрали паспорта, и никуда нельзя было выехать… Только после распада СССР я смог посетить Сергиеву Лавру. Мне так там понравилось!
Теперь у меня другая мечта. Я хочу съездить в Саровскую пустынь. Я много слышал об этом месте. Надеюсь, доживу до того дня, когда смогу осуществить эту поездку…

Виктор ПОСУДНЕВСКИЙ

Фото автора

Статья впервые опубликована в январе 2008 года

Метки: ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Nasha Gazeta

Добавить комментарий