Убийцы Анны Кригель должны быть названы….

Вся Ирландия следит за судебными слушаниями по делу об убийстве русской девочки Анны Кригель, удочеренной ирландцами.

Казалось бы, человечество преодолело многие варварские повадки и стремительно повышает свой интеллектуальный и поведенческий уровень.

Однако, с сожалением приходится констатировать, что наша внешность, стиль одежды и бытовой сервис совершенствуются быстрее инстинктивных особенностей. В противном случае в обществе не было бы преступлений. Однако даже при констатации значительного падения преступности за последние годы, они не прекращаются, а подчас принимают чудовищную форму. Как иначе назвать убийство 14-ти летней девочки Анастасии Кригель в мае 2018 года?

Ей было 2 с половиной годика, когда семейная пара из Ирландии удочерила русскую девочку в 2006 году, планируя, наверняка, ее светлое будущее.
Начальную школу Аннушка посещала в Лейкслип – небольшом городке в графстве Килдэр провинции Ленстер. Проблемы со здоровьем усугубляли обучение: Анна плохо слышала правым ухом. После операции по удалению опухоли остался огромный грубый шрам и ухудшилось зрение. Но Аннушка была настойчива и трудолюбива; по утверждению приёмных родителей, она часами слушала музыку, пела и танцевала, чтобы преодолеть недостатки и выглядеть нормальной, как все. Однако в старших классах ей это уже удавалось с трудом, и девочка стала объектом бесконечных издевательств и глумлений.
Аннушка была очень высокой и отличалась от остальных школьников прямотой и «импульсивностью» (по словам окружающих). Издевающиеся над ней школьники делали всё возможное, чтобы дать ей почувствовать свою ничтожность. Средства массовой информации и не скрывают этих подробностей, добавляя, что она «требовала излишнего внимания» к себе. Но, «благо», окружающие не баловали её ни вниманием, ни особой заботой, ни моральной поддержкой.
Анна неоднократно признавалась учителям и родителям, что бедствует, горюет из-за постоянных унижений и склонна к самоубийству. Но взрослым было не до неё, а сверстников вполне удовлетворял уязвимый материал для недостойной демонстрации подросткового максимализма, а в середине мая прошлого года её тело нашли в Glenwood House, Laraghcon, Clonee Road, Lucan. Раздетая до нага, изнасилованная, забитая кирпичами и палками, она лежала бездыханная на грязном полу полуразрушенного заброшенного здания.
Об этом ли мечтала бедная сирота?

Вот уже год длится следствие по делу зверски убитой девочки из России.
Привлечённые к судебной ответственности два 13-ти летних гада (простите, не нахожу других слов) сидят на суде и твердят о своей невиновности!

Наконец, один из них, арестованный 24 мая 2018 года и обозначенный в средствах массовой информации как Отрок-Б (имена изменены по этическим соображениям настоянием ирландского суда) признался, что он был свидетелем насилия, совершённого Отроком-А. Но, осознав суть происходящего, он убежал с места преступления, и только иступлённый крик Анны эхом раздавался в его ушах: «Не надо! Пожалуйста! Не делайте этого!»

Отрок-А был обвинён в жестоком изнасиловании и заключён под стражу в тюрьме Оберстаун в северном Дублине (Oberstown detention centre in North Dublin). Но даже после этого он продолжал отрицать свою причастность.

Присяжные заседатели в составе восьми мужчин и четырех женщин внимательно ознакомились с видеозаписями допросов подозреваемых, подчеркнув их противоречивость.

На допросах Отрок-Б дрожал как осиновый лист или «как трусливый заяц», по описанию свидетелей, и вызывал жалость присутствующих. Допросы проводились в присутствии его матери и поверенного Дэвида Поудерли.

Детектив Дональд Дэли и сержант уголовной полиции Дамиан Ганнон (Finglas Garda Station) начали разговор с психологического вопроса для установления готовности Отрока-Б к серьёзному перекрёстному допросу: «Что такое «хорошо» и что такое «плохо», по-твоему?». На что Отрок-Б ответил: «Хорошо – это когда вы подаёте деньги бездомному человеку, а плохо – когда вы отбираете их у него». Ответ, конечно, интересный. Следующий вопрос об определении разницы между «правдой» и «ложью» ожидал не менее экстравагантный ответ: Отрок-Б был уверен, что, правда – это то, что соответствует истине, а ложь – это выдуманная история, или вас не было там; вы отсутствовали (if you did something the truth was “what happened exactly in the story”, while a lie was if you were telling a fake story or you weren’t there or you weren’t present).

Тогда офицеры предложили обвиняемому рассказать всю правду о происшедшем. Но это оказалось самым трудным в расследовании; свидетель настаивал на непричастности.

Между тем, сотрудник Гарды Сюзанна Макграт утверждает, что из дома «невинного» Отрока-Б во время обыска было изъято 33 вещественных доказательств прямого участия обвиняемого в преступлении.

На одном из допросов Отрок-Б утверждал, что видел, как кто-то напал на Анну и Отрока-А. Через день на спине Отрока-А были найдены следы от ударов палкой необъяснимого происхождения. Кстати, палки были подобраны подростками в заброшенном доме. На вопрос: «С какой целью?», Отрок-Б ответил, что коллекционирует их…?

Судмедэксперт Марс Ли-Горман тщательно анализировала все вещественные доказательства и нашла следы спермы обвиняемого Отрока-А на свитере Анны Кригель. Однако, по её утверждению, на разорванной одежде девочки присутствовали примеры ДНК третьего лица.

https://www.independent.ie/irish-news/courts/ana-kriegel-murder-trial-dna-profile-from-one-of-accused-boys-found-on-clothes-at-scene-38128930.html

Вскоре сержант Ангус Хасси решил провести следственный эксперимент для воспроизведения опытным путём действий, обстановки и обстоятельств, связанных с расследуемым преступлением. Он привёз обвиняемых на территорию, включающую место жительства Анны в Лейкслип, парк Св. Екатерины в Лукане и заброшенный дом Глинвуд. Однако восстановить точного порядка акций так и не удалось: Отрок-Б указывал в разные стороны, путаясь в ориентации, а Отрок-А бросал на него многозначительные взгляды, окончательно выведшие офицера из равновесия.

https://www.independent.ie/irish-news/courts/ana-kriegel-murder-trial-boy-b-told-gardai-that-boy-a-asked-him-to-call-to-anas-house-38129903.html

Несмотря на все доказательства и совпадение ДНК на одежде жертвы, хладнокровные малолетние подозреваемые не признают своей вины.

Законодательство Ирландии весьма гуманно в отношении малолетних преступников;  принятое ещё в 2001 году (the Children Act, 2001), оно усовершенствовано в 2006 году (the Criminal Justice Act 2006) и дополнено в 2015-ом (the Children (Amendment) Act 2015). Закон ограничивает возможность привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности и ставит вину в зависимость от степени осознания ими противоправности своего деяния в силу умственной и моральной зрелости.

Ювенальная юстиция Ирландии считает несовершеннолетними молодых людей до 18 лет. Однако Закон о детях 2001 года провозглашает равенство всех перед законом независимо от возраста. В октябре 2006 средний возраст уголовной ответственности был повышен с 7 лет до 12-ти. Это означает, что дети, не достигшие 12-ти лет, не могут быть обвинены в преступлении. Однако специально введённое исключение утверждает, что 10-11-ти летние преступники подлежат уголовной ответственности за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, кражу, грабеж, разбой и вымогательство (Section 129 of the Criminal Justice Act 2006). При этом, судебные слушания о деяниях детей до 14 лет не могут производиться без согласия Главного прокурора.

Но как-бы-то ни было, насилие – страшное преступление, а убийство – недопустимое и требует наказания независимо от возраста. Что заслужили два отрока, будет зависеть от решения восьми мужчин и четырех женщин, присяжных.

Для Аннушки, впрочем, это уже не важно; ей больше никогда не увидеть светлое будущее или почувствовать семейное счастье и материнство. Её личная жизнь оборвалась не начавшись.

К сожалению, ирландские законы не позволяют назначить серьезное наказание, даже если несовершеннолетних признают виновными, но мне бы хотелось, чтобы, в виде исключения, имена преступников были названы, и все бы помнили о совершенном ими преступлении.

Отсюда и возникает парадокс проявления неслыханной дикости в условиях довольно цивилизованной реальности. Ни компьютеры, ни космические достижения, ни модная одежда, ни прогрессивная наука, ни религиозный гипноз не способны искоренить животного инстинкта, проявляющегося в необходимости истребления себе подобных! Причём без особой нужды в том.

Я никогда не могла объяснить малолетней преступности.  Конфуций утверждал, что дети – прекрасные существа, подобные ангелам. На что его ученик Цзэн-цзы отвечал, что они – маленькие агрессивные животные и на протяжении последующих нескольких десятилетий необходимо приложить массу усилий для воспитания и образования сердобольных, гуманных и интеллигентных существ.  А пока социальные и генетические качества становятся причинами непоправимых ошибок и тяжких преступлений, порождаемых предубеждениями и предрассудками. И ведь никто не учит детей ненависти, а наоборот – честности и любви, а в результате два прекраснейших и самых драгоценных качеств человека разумного оказываются наиболее сложными для привития. Однако они не теряют своей злободневности и нуждаются в наращивании для преодоления ненависти и предотвращения преступлений.

Берегите родных и близких

Sabina Salim

Метки: ,
Сабина Салим

Добавить комментарий