В двух минутах от полуночи

В Риме состоялась конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы

Эксперты со всего мира приехали в столицу Италии для обсуждения тревожных тенденций, сложившихся в последние месяцы, и в течение двух дней устроили мозговой штурм, пытаясь найти выход из тупиковой ситуации.

«Убеждён, что беспрецедентный интеллектуальный потенциал участников нашей конференции способен обеспечить прорыв в направлениях противодействия ядерной катастрофы, – отметил президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор, выступление которого, как обычно, было центральным событием конференции. – Реализация всех наших предложений направлена также на то, чтобы обеспечить успех конференции 2020 года по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В условиях эрозии принципов стратегической стабильности принятие этих предложений должно послужить началу нового этапа противодействия краху контроля ядерных вооружений».

Большинство вопросов были настолько щекотливы и связаны с национальной безопасностью ведущих стран планеты, что решались за закрытыми дверями. Но мы знаем, что на сей раз основная проблема заключается не в традиционном стремлении одиозных режимов к обладанию неконвенциональным оружием, а в возникшей конфронтации между США и Россией.

Получается, что две страны, возглавляющие клуб ядерных держав, от действий которых во многом зависит, как поведут себя как действующие его члены, так и те, кто стучится в эту опасную дверь, потеряли общий язык. Соответственно, во многом утрачены рычаги давления, например, на Иран, ныне с особым пренебрежением воспринимающий попытки остановить его ядерную программу.

Да и Северная Корея остается очагом напряженности – несмотря на встречи ее диктатора с американским президентом.

Форум, созданный решением Международной конференции по предотвращению ядерной катастрофы 24–25 мая 2007 года в Люксембурге, в настоящее время является одной из наиболее крупных неправительственных организаций, объединяющих ведущих мировых экспертов в области нераспространения ядерного оружия, сокращения и ограничения вооружений. К его деятельности все активнее подключаются и другие организации, работающие в направлении денуклеаризации планеты и борющиеся против милитаристских планов различных стран.

И представители этих организаций, участвовавшие в работе конференции, тоже выражали обеспокоенность сложившейся ситуацией.

Например, президент и главный исполнительный директор американского фонда “Инициатива по снижению ядерной угрозы” Джоан Рофлинг, подчеркнув актуальность названия нынешней конференции «Контроль над вооружениями: бремя перемен», обрисовала состояние дел на этом фронте со времен зарождения антиядерных инициатив по наши дни.

Она сказала, что вызывает особую обеспокоенность система, при которой главы двух ведущих ядерных государств наделены возможностью принимать единоличное решение в жестко ограниченное время (5-7 минут) о ядерном ударе. Насколько надежны руки, держащие чемоданчик с “красной кнопкой”?

При этом миссис Рофлинг отметила, что парадоксом последних десятилетий стало наращивание ракетного потенциала, о котором заведомо известно, что шанс на их использование в реальности крайне невелик. Но к чему запугивание друг друга? Не лучше ли вернуться к идее ликвидации крайне опасных арсеналов, в последнее время практически денонсированной?

В выступлении бывшего министра обороны США, профессора Стэнфордского университета и члена Наблюдательного совета Люксембургского форума Уильяма Перри можно было услышать тревогу за будущее американско-российских отношений и человечества в целом. Одним из основных виновников этой ситуации он назвал президента США Дональда Трампа, который, по словам Перри, с излишней ретивостью взялся за то, что считает наведением нового мирового порядка. Впрочем, экс-глава Пентагона не снимает вину в этом и с президента РФ Владимира Путина.

“Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) был, пожалуй, самым значительным соглашением в контроле над вооружениями, когда-либо заключённым, поскольку он уничтожил целый класс ракет, ракеты средней дальности, тем самым устраняя опасную угрозу для всей Европы, включая Россию, – отметил Уильям Перри. – Похоже, администрация Трампа намерена позволить истечь сроку действия СНВ-III в 2021 году, и не продлять его или вести переговоры о заключении нового договора. Если это произойдёт, впервые за почти 50 лет у нас не будет никаких согласованных ограничений на ядерное оружие, и не будут вестись никакие двусторонние переговоры. Это стало новой нормой для договоров о контроле над вооружениями, а я называю это новой ненормальностью. И всё это произошло всего за два года».

Самый возрастной участник конференции (Перри 92 года) весьма образно обрисовал ситуацию:

“Как вы, возможно, знаете, они количественно оценивают эту опасность при помощи аллегорических часов, где полночь означает ядерный конфликт, который может положить конец нашей цивилизации.

Учёные определяют, насколько мы близки к этой катастрофе и выставляют часы соответственно.

В этом году стрелки были установлены в положении «без двух минут полночь» – ближе к катастрофе, чем в любой год холодной войны, за исключением 1954-го, одного из самых мрачных годов того периода, когда стрелки этих часов находились в том же положении, что и сейчас.

Но в этом году они уже второй год подряд остаются на том же уровне”.

И еще один важный момент из его выступления:

“Для представителей администрации Трампа новая нормальность – это не вести переговоры о каких-либо новых договорах и систематически выходить из тех соглашений, которые уже существовали, когда они пришли к власти.

И за последние два года они добились заметного успеха в этом саботаже”.

Уильям Перри выразил озабоченность тем, что вместе с сокращением общения между лидерами стало меньше и контактов между представителями второго звена:

“В отсутствие значимого официального диалога по ядерной тематике хотелось бы, чтобы этот пробел был заполнен неофициальным диалогом или диалогом второго плана, как это было на протяжении многих лет во время Холодной войны.

Например, Георгий Арбатов, отец Алексея, возглавлял институт, основанный для продвижения такого неформального диалога, и я участвовал во многих подобных встречах во время Холодной войны.

Как и раньше, я считаю, что те диалоги второго трека сыграли важную роль, не допустив, чтобы наши страны совершили страшную ошибку, развязав ядерную войну.

Но сегодня по необъяснимым причинам мы наблюдаем значительное снижение диалога второго трека.

Во время Холодной войны и первых десятилетий после её окончания активная программа неофициальных встреч экспертного сообщества США и СССР была нормой. Примечательно, что главная роль в этих диалогах принадлежала ведущим учёным из наших двух стран.

Я и сам очень активно участвовал в нескольких различных диалогах второго трека с моими соратниками из Советского Союза, как и другие участники сегодняшней встречи.

Мы не имели официальных функций, но у нас сложилось тесное сотрудничество с представителями наших правительств. И зачастую мы могли, используя дипломатию второго плана, проработать проблему, не заботясь о том, чтобы поддерживать официальную позицию, а затем донести выработанное нами решение до наших правительств всем на благо.

Эта схема не только отлично работала, но и была признанной нормой.

Новая ненормальность – это отсутствие встреч второго трека. Возможно, потому, что люди боятся, что их правительства сочтут участников таких встреч нелояльными.

Как следствие, Люксембургский форум – единственная оставшаяся значимая экспертная организация, которая планомерно проводит заседания для обсуждения путей выхода из ядерного конфликта.

Вот почему данный Форум имеет уникальную важность, и все мы должны чувствовать себя ответственными за то, чтобы его поддерживать, давать вдумчивые и информированные советы нашим правительствам”.

И небольшой повод для оптимизма:

“На сцене появилось нечто новое – спонтанно организованная молодёжная организация, которая в последние несколько лет ведёт нетрадиционные дискуссии второго трека.

Она называется SURF. Это сокращение от Stanford University Russian Forum (Стэнфордский российско-американский форум), который собрал студентов из российских и американских учебных заведений. Они встречаются дважды в год – один раз в Стэнфорде и один раз в России. В этом году их американская встреча будет организована совместно с Обществом по сохранению Форта Росс, который уже на протяжении многих лет проводит мероприятия в память и поддержку исторического интереса России в Форте Росс, Калифорния.

Крепость Росс – это русское поселение, основанное, чтобы поддерживать русских, обосновавшихся в Северной Калифорнии. Она была построена, конечно, до того, как Царь продал Аляску и Северную Калифорнию Соединённым Штатам, но была сохранена как исторический памятник частным некоммерческим фондом, Fort Ross Conservancy (Общество по сохранению Форта Росс), который проводит ежегодную конференцию с участием как россиян, так и американцев.

В этом году SURF проведёт своё ежегодное мероприятие совместно с Обществом по сохранению Форта Росс и привнесёт в историческую повестку последнего экспертный диалог по ядерным проблемам”.

Президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор обрисовал сложившуюся ситуацию так:

“Причины кризиса хорошо известны. Они обусловлены грядущим крахом Договора о ракетах средней и меньшей дальности, не ясными перспективами продления Пражского Договора СНВ, неразрешёнными задачами денуклеаризации Корейского полуострова, выходом США из ядерной сделки с Ираном, который уже объявил о возобновлении обогащения урана, и другими причинами, связанными с острыми разногласиями между США, ЕС и Россией.

Один известный в России интеллектуал, характеризуя общую обстановку, сказал, что мы стоим на эскалаторе, который неумолимо движется вниз. Для того, чтобы не попасть совсем на дно, нужно всё время бежать наверх. До верха не добежать, сказал он, но хотя бы остаться на месте. Аналитики Люксембургского форума постоянно ищут возможности всё-таки продвинуться в какой-то степени наверх. Что здесь возможно?

Руководством США выдвигаются предложения о целесообразности расширить рамки договоров по ограничению ядерных вооружений, включив в эти переговоры прежде всего Китай. Можно ли продвигаться в этом направлении?

Мы рассматривали несколько вариантов последствий краха Договора о ракетах средней и меньшей дальности, от относительно мягкого – размещения только неядерных крылатых ракет в странах НАТО и в России, до полномасштабного развёртывания крылатых и баллистических ракет с ядерными боезарядами.

Представляется, что можно предпринять определённые усилия с тем, чтобы отдалить время наступления любого варианта, в особенности с развёртыванием ядерного оружия. Президент Трамп предлагает заменить ДРСМД новым многосторонним договором. Президент Путин говорил об этом неоднократно ранее. Предлагать такое своим лидерам могут советники, которые плохо представляют содержание договоров такого типа и особенно детальной системы контроля, которые практически нереализуемы в многостороннем формате. Кроме того, рассчитывать, что Китай, другие ядерные страны согласятся расстаться со своими ракетами средней дальности, совершенно нереально. Однако и незнанием можно иногда воспользоваться в позитивных целях. Потому, что подобные переговоры могут длиться годами, а как показывает исторический опыт, во время переговоров стороны не выходят за рамки планируемых ограничений. Максимум, что можно достичь в процессе переговоров – какое-нибудь соглашение о транспарентности и не наращивании ядерных вооружений”.

Я уже ранее повторял пророческие тезисы бывшего заместителя министра обороны США Грэма Алиссона, который считает, что нужно говорить не о том, смогут ли террористы осуществить катастрофический ядерный теракт, а о том, когда они его совершат.

Вероятные сценарии приобретения и использования террористами ядерных материалов подробно изучены, и мы на наших конференциях их неоднократно обсуждали, предлагали различные пути повышения эффективности мер противодействия. В том числе предлагали создание глобальной международной системы контроля перемещения радиоактивных материалов, основанной на универсальных аппаратно-программных системах, позволяющих фиксировать незаконные перемещения подобных материалов. Прототипы подобных систем контроля, насколько известно, есть в США и России, но необходима их интеграция на общих принципах. Полагаю необходимым продолжать напоминания лидерам ведущих государств об этом направлении.

Можно было бы обсудить и более глубокую интеграцию органов и служб для противодействия терроризму: например, образование с этой целью международного координационного центра или штаба в Европе, в котором на постоянной основе работали бы представители профильных министерств и специальных служб ведущих государств. Это обеспечило бы выход на новый уровень координации и принятия быстрых оперативных действий с участием сил быстрого реагирования.

Реализация всех наших предложений направлена также на то, чтобы обеспечить успех конференции 2020 года по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия.

В условиях эрозии принципов стратегической стабильности принятие этих предложений должно послужить началу нового этапа противодействия краху контроля ядерных вооружений. Можно использовать слова Уинстона Черчилля, который после победы союзников в Африке сказал: «Это не начало конца, а конец начала».

* * *

В официальном сообщении говорится, что участники конференции – ведущие эксперты в области сокращения и контроля над ядерными вооружениями и нераспространения ядерного оружия из США, России, Франции, Швеции, Канады, Бразилии, Австралии и других стран – обсудили наиболее важные и актуальные проблемы в сфере ядерной безопасности.

В их числе – возможность сохранения контроля над вооружениями в отсутствие договора РСМД, сохранение контроля над стратегическими вооружениями после 2021 года, устойчивость стратегической и региональной стабильности. Отдельное внимание участники уделили достаточности существующих норм и механизмов предотвращения развала ДНЯО, новым угрозам и мерам противодействия ядерному терроризму в свете обзорной конференции 2020 г. по рассмотрению действия ДНЯО.

Важно отметить, что участие в конференции Люксембургского форума приняли руководители пяти известных ведущих международных организаций, изучающих проблемы контроля над ядерными вооружениями: Фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы», Пагуошского движения учёных, Международного движения «Глобальный ноль», Российского совета по международным делам и Центра по изучению проблем нераспространения имени Дж. Мартина (США).

Участники выразили позитивную оценку в отношении результатов ведущихся переговоров по продлению на 5 лет действующего Договора СНВ, поскольку это выгодно обеим сторонам.

«Если продление состоится, то можно рассчитывать, что в течение 5 лет стороны сумеют найти решения по сохранению принципов стратегической стабильности на основе разработки нового Договора по СНВ. На этом пути было бы целесообразным прежде всего разработать проект нового Договора между США и Россией, а потом уже рассматривать возможности привлечения в какой-нибудь форме Китая», – подчеркнул Вячеслав Кантор.

Эксперты Люксембургского форума также рассмотрели и проанализировали несколько вариантов последствий краха ДРСМД, от «мягкого» – размещения только неядерных крылатых ракет в странах НАТО и в России, до полномасштабного развёртывания крылатых и баллистических ракет с ядерными боезарядами.

Особое внимание участники конференции уделили сохраняющейся угрозе ядерного терроризма, которая не снижается, несмотря на высокую степень международного сотрудничества в этой сфере и целый ряд мер по противодействию этой угрозе, как на национальном, так и на глобальном уровнях.

Участники конференции отметили, что в отношениях двух ядерных сверхдержав, США и России, разрушена система постоянно работавших контактных групп на высшем и других уровнях, включавших министров, учёных, военных, политологов, что может привести к непредсказуемым последствиям. Восстановление подобной системы – первоочерёдная задача.

По итогам конференции эксперты Люксембургского форума подготовили финальную декларацию, в которой изложат конкретные предложения и рекомендации основным международным организациям и главам ведущих государств по повышению режима ядерного нераспространения и укреплению международной ядерной безопасности.

Участие в конференции в Риме приняли Вячеслав Кантор; профессор Стэнфордского университета, ранее – министр обороны США Уильям Перри; президент Пагуошского движения учёных, ранее высокий представитель ООН по делам разоружения Серджио Дуарте; президент и главный исполнительный директор фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (США) Джоан Ролфинг; зампредседателя Комитета Совета Федерации ФС РФ по международным делам Владимир Лукин; ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН, ранее начальник Главного штаба, первый заместитель Главкома РВСН Виктор Есин; президент Российского совета по международным делам, ранее глава МИД РФ Игорь Иванов; старший научный сотрудник Принстонского университета, сооснователь международного движения «Глобальный ноль» Брюс Блэр; директор Центра по изучению проблем нераспространения имени Дж. Мартина, профессор Монтерейского института международных исследований Уильям Поттер; профессор Университета штата Мэриленд, член Наблюдательного совета Люксембургского форума, академик РАН Роальд Сагдеев; Председатель правления Австралийского национального университета, бывший министр иностранных дел Австралии Гарет Эванс; советник по вопросам политики и информационно-пропагандистской деятельности в Офисе исполнительного секретаря ОДВЗЯИ Тарик Рауф; Посол, член Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума Рольф Экеус; старший советник Центра стратегических и международных исследований, посол Линтон Брукс; Почетный член Правления фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» Пьер Леллюш; почетный профессор факультета политологии Колумбийского университета Роберт Легвольд; Директор и старший научный сотрудник российско-евразийской программы «Фонда Карнеги за международный мир» Юджин Румер; Директор программы по международной безопасности, главный редактор журнала «Международная безопасность», член Правления Белферовского центра науки и международных отношений Института государственного управления имени Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета Стивен Миллер; научный сотрудник Международного института стратегических исследований Марк Фитцпатрик; Член Сети лидеров АТР за многосторонний подход к процессу ядерного нераспространения и разоружения, советник фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» Джон Карлсон; исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл; председатель Оргкомитета Международного Люксембургского форума, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, ранее начальник 4 ЦНИИ МО РФ Владимир Дворки; заместитель председателя Оргкомитета Люксембургского форума, заведующий Сектором военно-политического анализа ИМЭМО РАН Сергей Ознобищев.

Елена ПЛЕТИНСКАЯ

Фото: Президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор

Метки: , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Nasha Gazeta

Добавить комментарий