«Аллергия на «Магические Грибы» Часть 25

Ашлин идет вдоль полок. Проверяет качество работы. Ашлин никогда не брала в руки грибного ножа, никогда не одевала ни шапочки для волос, ни рабочего фартука. Она начальник. Разве поспоришь – хозяйка. Даже работницы – ирландки судачат между собой и проявляют удивительную солидарность.

 

– Ленивая Королева!

– Хоть бы для вида помогала иногда!

– Нет! Так хозяева себя не ведут, хозяева должны показывать пример быстрой и качественной работы!

– Она только ходит, тычет пальцем, указывает и подгоняет.

– Ленивая Королева!

Падди забегает внутрь тоннеля. Ему нужен мальчик для битья. Ему нужен козёл отпущения. Он обращается ко всем, но кричит мне в ухо:

– Быстрее, быстрее! В три часа всё должно быть убрано!

Я молчу, выражая полную рабскую покорность и повиновение своей сгорбленной фигурой и беспрерывным движением  вниз – вверх. Вниз – вверх. Вниз – вверх. Вниз сорвал четыре грибочка. Вверх уложил их в коробочку. Коробка на весы. Коробка на отправку.

Я раб. Я робот. Я раборобот. Я покорен. Мною можно повелевать, но Падди этого недостаточно, он склоняется к уху Ашлин и пытаясь перекричать шум мощных вентиляторов, выражает ей свою суть: «Ты погляди на этого Александра! Он и ухом не повел. Я хочу, чтобы он прогибался передо мной! Знаешь, Ашлин, меня просто бесит, что он работает и работает, и никогда передо мной не заискивает. Я тут хозяин. Если он только посмеет сказать мне: «Падди отъе××сь!» я тут же лишу его зарплаты!»

Сволочь!

Паскуда! Я убью его! 

Он зайдет внутрь тоннеля. Я ударю его молотком, тем, который потяжелее, и приколочу его, к чертям собачим, насмерть! Положу в багажник его джипа, увезу в Блэк Рок и выкину в море, туда, где поглубже. Надо только привязать к нему трубу железную, чтобы не всплывал.

Нет. Зачем так далеко? Увезу на его же поле, куда вывозится весь отработанный компост. Засыплю компостом, и пускай себе гниёт, пусть его черви съедят. На этом поле хорошие, жирные черви. И никто его тут не найдет. Джип стоит, как и стоял. Я работаю, как и работал. Алиби железное. Пусть его поищут. Замудохаются искать!

Я терплю его.

Я прощаю его.

Я терплю и прощаю его, и именно это выводит его из себя.

Он беснуется от того, что чувствует моё моральное превосходство. Он видит, что я сильнее его, я образованнее его, а он хозяин и он желает меня выкинуть, чтобы не унижаться. Он бы рад меня выгнать, но он не может этого сделать, потому что я очень хороший работник. Я самый быстрый работник. Я безотказный работник.

 Я его невольник, но он не может меня выгнать, вот потому и он невольник тоже. Он заложник собственной ситуации и от своего бессилия он беснуется.

Если бы Падди не стремился унижать меня, это уже была бы великая добродетель с его стороны. Но стоит ли мне полагаться на то, что это произойдёт? Пока Падди руководствуется своими интересами и совершенно не интересуется моими, этого не случится, а стало быть, этого никогда не случится.

Я хотел бы быть дружен с ним, но это невозможно, так как он никогда не снизойдёт до того, чтобы стать со мной на одну ступеньку. Я ниже его, но тянуть голову вверх нет смысла – чересчур выступающая часть тела рискует лишиться плеч, на которых она сидит.

Господи, дай Бог силы довольствоваться тем, что у меня есть.

Господи, дай Бог силы перенести с достоинством мои  лишения, поскольку я не могу изменить это.

Я ничего не могу изменить, поэтому мне нет смысла жаловаться. Ищу ли я сострадания? Нет, я не хочу выглядеть малодушным. Мне только и остаётся – переносить всё стойко. Я не буду плакать, я не буду проявлять свою досаду, я не дам Падди повода для радости.

Господи! Прижаться бы сейчас к родной жене. Обнять её. Заглянуть в её миндальные глаза и с этим уйдут все переживания. Неужели, все мои страшные сны были вещими?

 

Сбылось забытое пророчество:

Храню тоску от всех вдали.

Обрел покой и одиночество,

На самом краешке Земли.

 

Туману отдан безмятежному,

Он остудит любовь и страсть,

Но кровь кипит покруче прежнего,

В плену ненастной, мглистой власти.

 

Слились в одну, мучений ночи,

И  предо мной  открылась новь:

Понять  всю горечь одиночества,

Способна, только лишь, любовь.

 

Где ты, жена моя? ТЫ мой настоящий и единственный друг. Рядом с тобой я бы смог поплакать. Да, я бы не стеснялся выплакаться рядом с тобой. Ты смогла бы вынуть ядовитое жало унижений из моей души.

Милая моя. Она стройная, как балерина, нет, как принцесса. Если бы она родилась в Европейской стране, она, наверняка, родилась бы принцессой. Ручки её тоненькие, но стоит только взять их в свои ладони, прижать к лицу, и уйдет любая боль, станет легче дышать и сердце забьётся с новой силой, как у воробышка в теплый весенний день. Если бы она смогла приехать сюда, ко мне. Быть может всё могло быть иначе.

Но только что я ей покажу? Гнилые обрезки грибов, смердящие под полками в тоннелях. Куда я её приведу в кукольную комнату в моей жестяной банке?

Господи, дай мне хотя бы уверенности, что я увижу мою жену.

Дорогая, ты была мне нужна, когда нам было хорошо вместе. Теперь же, когда мне плохо, ты мне просто необходима.

Я женат, но жены у меня нет. Она замужем, но меня у неё нет. Мы с ней спутники друг друга,  но очень удаленные спутники. И чем дальше моя жена от меня находится, тем легче Падди контролировать мою жизнь.

Прошу Падди:

– Пожалуйста, помоги пригласить жену…

– Александр. Я помогу тебе. Я всё понимаю. Но ты имей в виду, что она сюда приедет только в виде работника на мою грибную ферму. Если у неё другие планы, то и не мечтай. Это моё условие – собирать грибы!

Сволочь!

Паскуда!

Как он может спекулировать на любви, на святых чувствах? Ведь он тоже, наверное, любит жену и ласкает её перед сном, целует в укромное место за ушком, щекочет её. И НИКТО при этом не препятствует делать ему это. И НИКТО не вторгается в его личную жизнь, регулируя её, глупыми и жестокими условиями в обмен на право быть вместе.

– Я помогу тебе, Александр. Она приедет сюда по приглашению работать на моей ферме. Только имей в виду, Александр, это нужно тебе, потому ты и будешь оплачивать расходы на пошлину.

Нет. Я не могу приглашать её в этот ад.  Она такая тоненькая, как ромашка в поле. У неё аллергия на агрессивные запахи, уверен, что её глаза будут слезиться, а нос постоянно будет течь.

Как я заставлю её работать в этой грязи? Нет, она не белоручка, она работает всё жизнь, она медсестра. Вы должны видеть, как грациозно она берет кровь из вены. Вы должны почувствовать, как безболезненно она ставит уколы. Она – профессионал. Она – Паганини шприца. За какие грехи я должен её наказывать каторгой на грибах?

– Ну что, Александр, отказываешься? Значит, и тебе рабочее разрешение я не буду обновлять.  Ещё два месяца, и до свидания, скатертью дорога! Ты меня не слушаешь, и я тебя не буду, мне такие работники не нужны!

Я уже полгода, как нелегал. Я работаю на Падди без документов. Падди не обновляет моего рабочего разрешения.

Я, наверное, самый худший муж в мире.

Я не способен любить свою жену, так как это полагается.

Я бессильный, слабовольный и беспомощный мужчина.

Я соглашаюсь на его условия.

Я СОГЛАШАЮСЬ НА ЕГО УСЛОВИЯ!!!

 

*   *   *

 

Здравствуй, мой суженый, мой муж, Александр!

Опять пришлось применить проверенный приём перешить Анастасии старые джинсы, а то она выросла из них, вообще они ей были коротки на пять сантиметров. Я распорола твою старую куртку, вшила в джинсы вставочки клёши и получились новые джинсы! Теперь Настя ходит такая модная в своих джинсах клёш, как только она их одевает, то не может удержаться покривляться перед зеркалом, так по-новому они на ней выглядят.

Как я люблю тебя, честное слово. Каждый день вижу сны про тебя. Сны мои, то хорошие, то не очень. Мы с тобой, то расстаёмся, то миримся, таким зловредным образом влияет эта невыносимая разлука на меня. И такие ночные кошмары приходят ко мне каждую ночь. Сплю в последнее время просто ужасно, видимо из-за этих снов. Днём засыпаю прямо на работе.

Твоя сестра Лена такая умница, окончила школу на одни пятерки с медалью. Настя, когда увидела аттестат Лены и услышала многочисленные похвалы в её адрес, тут же сообщила мне, что будет учиться как Лена на одни пятерки. Как гордиться ею твоя мама! Как бы мне хотелось гордиться также своей дочкой. Лишь бы ей хватило энтузиазма и усидчивости.

Саша вчера сказала: «Мама, я хочу себе маленького сыночка. Я бы его в колясочке возила, спать укладывала». Мы с Настей улыбнулись её словам. Она теперь так интересно играет с игрушками. Разговаривает с ними как мама: «Ну-ка, давай ножки, сейчас оденем трусики, и я буду читать тебе книжку!» Такая стала умничка, ещё бы не капризничала, время от времени, была бы идеальным ребёнком.

Воду не дали до сих пор. Паразиты! Я уже не помню, когда в последний раз стирала бельё. Так надоело таскать воду из колонки, греть воду и таскать эти кастрюли туда – сюда – обратно. За окном дует холодный северный ветер, и температура не поднимается выше +15. Но говорят, что со следующей недели наступит жара. Так что, лето, обязательно придёт!!!

P.S. Неужели это правда, что я смогу приехать к тебе? Я хочу приехать к тебе, но боюсь этого…

 

 

Блог автора: www.aivanovtsarev.livejournal.com

Алексей будет рад звонкам и комментариям читателей. Вы можете связаться с ним по тел.: 0877669044, или пишите в редакцию: editorHYPERLINKmailto:editor@russianireland.com@HYPERLINKmailto:editor@russianireland.comrussianirelandHYPERLINKmailto:editor@russianireland.com.HYPERLINKmailto:editor@russianireland.comcom

 

 

Метки:

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Алексей Иванов-Царевококшайский