Дружба с последствиями: что связывало русскую княгиню Дашкову с ирландской девушкой Мартой Вильмот

Начало XIX века, ирландка Марта по случайному стечению обстоятельств оказывается в светских кругах русского общества, сближается с русской княгиней Екатериной Дашковой, называет ее своей «русской матерью» и гостит в ее имении в течение 5 лет.

В мемуарах княгиня напишет, что своим присутствием Марта скрасила последние годы ее жизни и побудила написать записки. Для ирландки Вильмот эта встреча также оказалась судьбоносной, в Ирландию она вернулась с багажом впечатлений, увековеченных позже в изданных ею «Записках» Дашковой, а также ценнейшими артефактами русской жизни начала 19 века, рукописными письмами княгини, которые ей чудом удалось спасти при пересечении границы по возвращению на родину.

Марта Вильмот

Как Марта из Ирландии оказалась в гостях у русской княгини

Марта Вильмот отправилась в Россию в 1803 году с целью смены обстановки после трагической гибели своего младшего брата во время его путешествия по Вест-Индии. Впечатлительная девушка потеряла тогда всякий интерес к жизни, воспринимая семейную утрату как крушение их счастливого семейного мирка. Идея поехать к русской княгине Дашковой принадлежит ее старшей сестре Кэтрин, которая в то время путешествовала по Европе.

Русская титулованная особа обзавелась европейскими друзьями во время своего путешествия по Европе с целью изучения нравов, обычаев и уклада жизни за границей, образования своих детей и налаживания культурных, научных связей с Россией. Близкая родственница ирландской семьи Вильмот подружилась с княгиней Екатериной Дашковой во время одного из таких путешествий, они навещали друг друга, да и отец Марты лично познакомился с русской княгиней во время ее пребывания в Ирландии.

На семейном совете было решено, что поездка в Россию к княгине Дашковой, знакомство с иностранными обычаями, бытом поможет девушке Марте отвлечься от мыслей о смерти брата. Кроме того, из-за начавшейся англо-французской войны в Европе было неспокойно, а путешествие в Россию считалось относительно безопасным. На родине девушки в Ирландии обстановка была не менее напряженной: в это же время произошло восстание Роберта Эммета.

Фрэнсис Гибсон. Кронштадт. 1807 г.

В плену дружбы

Молодая Марта прибыла сначала в Кронштадт, оттуда – в Петербург, где временно остановилась у родственников княгини. Вильмот успела покрутиться в местных светских кругах, где о княгине Дашковой отзывались как о сумасбродной тираничной женщине. Испугавшись слухов, девушка чуть было не уехала в Англию, однако, заручившись поддержкой английского посланника в Петербурге Д. Уоррена, все же рискнула отправиться в Москву, а оттуда – в имение Дашковой в селе Троицкое.

Сомнения Марты Вильмот рассеялись сразу же после личного знакомства с русской княгиней, между ними возникла глубочайшая привязанность и дружба, благодаря которой спонтанное путешествие растянулось на целых 5 лет.

Как стало известно из опубликованных рукописей княгини Дашковой, она отзывалась о Марте Вильмот как о добром друге, скрасившем последние дни ее жизни, девушке доброй, скромной, талантливой, с честными жизненными принципами. Марта Вильмот также сильно привязалась к княгине, называя ее не иначе как своей «русской матерью». Именно Марта поддерживала русскую княгиню, когда та потеряла своего сына.

Екатерина Дашкова

На родину с русскими сокровищами

Спустя два года старшая сестра Марты – Кэтрин – приехала к русской княгине с визитом, планировала недолго погостить и вместе с сестрой отправиться обратно на родину. Но Кэтрин также увлекла жизнь в кругу российской знати, и она задержалась в гостях на два года. В течение всего времени пребывания в России сестры Вильмот подробно записывали свои наблюдения за бытом помещиков, простых людей, давали оценку происходящему в политической жизни, что впоследствии вошло в мемуары, опубликованные Вильмот.

В 1807 году началась англо-русская война, Марта по-прежнему была в России и не на шутку обеспокоилась. Однако женщина не смогла оставить свою «русскую мать», поскольку та переживала непростое время – погиб сын княгини, отношения с дочерью также охладели. Марта поддерживала княгиню, свободное время посвящала изучению итальянского языка, брала уроки пения и игры на арфе, а также ухаживала за своим маленьким русским садом. Первую попытку покинуть Россию Марта приняла весной 1808 года после новости об ухудшении англо-российских отношений. Но попытка не удалась, что, вероятно, спасло Марте жизнь, поскольку корабль, на котором она собиралась пересекать Балтийское море, потерпел крушение. В октябре того же года она все же покинула Россию, с тяжелым сердцем, поскольку слишком сильно привязалась к своей «русской матери».

Однако и тут без приключений не обошлось. Снова кораблекрушение у берегов Финляндии, но все обошлось благополучно. Месяц Марта провела в Финляндии в ожидании нового отправления и, наконец, прибыла в Ирландию к концу года.

Несмотря на сложности, обыски таможни, сестры Вильмот чудом сумели уберечь от изъятия на границе рукописные мемуары княгини Дашковой.

Марта Вильмот привезла с собой в Ирландию внушительный багаж сокровищ – русские книги, костюмы, дорогостоящие ювелирные украшения, и главное – рукописи княгини Дашковой о своей жизни и личные дневники сестер Вильмот, в которых они описывали происходящее с ними во время 5-летнего пребывания в России.

Ирландка почтила память своей «русской матери»

Всего через два года после отъезда Марты русская княгиня скончалось, что стало большим ударом для Вильмот. Она часто вспоминала о своей «русской матери» и даже назвала дочь в честь княгини – Катерина-Анна-Дашкова. Позже ирландка перевела и увековечила мемуары русской княгини, «Записки» Дашковой вышли в свет в Лондоне на английском языке в 1840 году. Этот труд до сих пор считается одним из самых значимых биографических произведений своего времени.

Княгиня Екатерина Дашкова была уникальной личностью. Она 11 лет возглавляла главные научные учреждения страны – Академию наук и Российскую Академию, оставшись в истории единственной женщиной, занимавшей такие посты. При ее участии был издан первый толковый словарь русского языка, шеститомный Словарь Академии Российской, полное собрание сочинений М.В. Ломоносова. Княгиня стоит у основания ряда литературно-общественных журналов, где она способствовала распространению идей французского просвещения. Она же познакомила русских читателей с литературно-эстетическими взглядами Вольтера, переведя его «Опыт об эпической поэзии».

Мемуары состоят из двух томов – 29 глав текстов «Записок» самой княгини, биографические, автобиографические материалы, речь княгини при открытии российской Академии, письма Екатерины II и переписка Дашковой с замечательными людьми своего времени, статья Д. Дидро о Дашковой. В «Приложениях» были опубликованы и некоторые письма Кэтрин Вильмот из России, а также сама история пребывания Марты Вильмот в гостях у русской княгини.

Россия начала XIX века глазами ирландки

Важную часть мемуаров русской княгини, опубликованной Мартой Вильмонт, составляют и письма, дневниковые записи, сделанные сестрами во время пребывания в России. В описаниях вполне привычно выражение восхищения колоритными сценами русской жизни, любование народными костюмами, теплота и восхищение простыми русскими людьми. Но наряду с этим сестры не раз касались «запретных» сюжетов, писали о деспотизме и беззакониях русских самодержцев – Ивана Грозного, Петра I, Павла I.

Дашкова в их глазах была уникальной и исключительной помещицей – доброй, тогда как в целом режим крепостничества, самодурство и жестокость русских помещиков всячески изобличались и осуждались.

Возмущаясь галломанией, угодничеством и интригами представителей высшего света, Вильмот противопоставляют им доброту, простодушие и талантливость людей из народа.

Метки: , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Olga Ivanova

Добавить комментарий