Сколько стоит джихад?

«Исламское государство», так же, как и любая другая террористическая организация – это не только боевая группировка, не только политическое и религиозное объединение. Это еще и самый настоящий концерн, управляемый людьми, вольно или невольно вынужденными разбираться в экономике. Анализ прибылей ИГИЛ дает понять: пока исламисты удерживают огромные территории в Сирии и Ираке – в финансовом отношении они практически неуязвимы.

 

Вряд ли кто-нибудь поставит под сомнение тот факт, что ИГИЛ – организация богатая. Более того – на данный момент она считается наиболее сильной в финансовом отношении террористической группировкой в истории. После терактов в Париже, в Бейруте и на Синайсокм полуострове, таким образом, возникает весьма актуальный вопрос: можно ли подсадить «Исламское государство» на голодный паек?

Бухгалтерия войны

Перечень источников финансирования ИГИЛ более-менее можно себе представить: продажа нефти, грабеж захваченных территорий и их жителей (а также всевозможные виды работорговли – от сексуального рабства до нелегальной продажи органов), торговля захваченными предметами старины и произведениями искусства, выручка, полученная от выкупов, а также пожертвования «исламистских волонтеров» со всего мира (примечательно, что немалую долю в этом источнике занимают деньги… отправленные успевшими попасть в разные европейские страны беженцами).

Существуют, правда, различные мнения по поводу того, сколько денег какой источник приносит – и, соответственно, насколько зависит ИГИЛ от той или иной «отрасли хозяйства». Тут оценки резко отличаются друг от друга, порой друг другу противоречат: независимые эксперты спорят с государственными, спецслужбы не соглашаются друг с другом. И это при том, что ИГИЛ, в принципе, управляется так же, как обычное предприятие. Американская криминалистка и эксперт по вопросам терроризма Луис Шелли уверена, что внутри этой организации ведется строгая бухгалтерия – к сожалению, обрывки этой документации не слишком часто попадают во внешний мир. Если же это происходит – экспертные оценки зачастую коренным образом меняются. Так, скажем, с недавних пор США исходят из того, что контрабанда нефти приносит ИГИЛ впятеро больше доходов, чем это предполагалось ранее. Изменение оценки произошло после того, как в результате одной из немногочисленных наземных операций в руки американских военных попали соответствующие бухгалтерские документы.

«Я не такая!»

 Впрочем, как минимум, в одном ключевом моменте ИГИЛ коренным образом отличается от всех иных террористических организаций: она завоевывает территории и владеет ими. Огромные регионы Сирии и Ирака с населением, количество которого оценивается от 5 до 8 млн. человек, находятся под ее контролем. И это решающим образом влияет на финансы организации. С одной стороны, владение подобной территорией требует огромного количества затрат. Управление, поддержка в нормальном состоянии дорог, линий электропередач, школ, больниц, куча иных нормальных для любого государства затрат стоит дорого – помимо тех гигантских средств, которых требует собственно ведение боевых действий. Министерство финансов США оценивает ежегодную потребность ИГИЛ в «мирных» финансах примерно в 2 млрд. долларов. Эта сумма будет увеличиваться по многим причинам – хотя бы потому, что ИГИЛ взяло на себя обязательство финансово обеспечивать вдов и сирот погибших боевиков, а их холичество растет с каждым новым днем войны. С другой же стороны, у террористов постоянно появляются новые, весьма богатые источники дохода. На каждой завоеванной территории они получают доступ к деньгам находящихся там фирм и жителей: налоги, таможенные сборы, принудительные поборы, конфискации, упомянутая уже работорговля, банальный грабеж. Кроме того, деньги приносит каждая захваченная нефтяная скважина и газовое месторождение, каждый музей или археологические раскопки… даже каждое новое ячменное поле – террористы не гнушаются и контрабанды зерна.

Еще одно не поддающееся оценке преимущество ИГИЛ: эта группировка имеет, как минимум, на некоторое время, возможность компенсировать потери из одного источника прибылями из другого – попросту выдавливая больше из уже захваченных регионов. Исследователь проблем терроризма из лондонского Королевского колледжа Питер Нойман характеризует, таким образом, экономику ИГИЛ, как «разбойничью». Контроль над территориями облегчает исламистам существование группировки, как «кэш-организации», полагает экономист Говард Шатц из группы «Rand», работающей по контракту с Пентагоном. То есть, ИГИЛ, как организация, не обладает банковским счетом, который можно обнаружить и заморозить. Почти все операции осуществляются с помощью наличных денег, деньги, как правило, не переводятся, а передаются с курьерами. Там, где это невозможно – используются различные международные системы трансфера типа Bitcoin, к которым спецслужбы стран Запада по-прежнему не имеют доступа.

Соответственно, до сих пор классические финансовые методы борьбы с ИГИЛ терпели поражение – помимо всего прочего, различные компетентные органы разных стран в этом отношении слишком уж неохотно идут на сотрудничество друг с другом. Согласно докладу ОЭСР, до сих пор лишь Саудовской Аравии и США удалось заморозить достойные упоминания банковские счета ИГИЛ – примерно на сумму в 52 млн. долларов. Слишком мало.

Все на борьбу?

Из всего этого можно понять, что настоящий вопрос должен звучать так: насколько чувствительно вообще можно ослабить ИГИЛ, не бросая войска на освобождение захваченной этой группировкой территории? И еще один важный вопрос: нужно ли вообще пытаться бороться с ИГИЛ финансовыми методами, принесет ли это пользу?

Теракты вроде парижского, в любом случае, в два счета не предотвратишь. Исследовательский отдел норвежских Вооруженных сил, FFI, провел анализ 40 проведенных и планировавшихся исламистских террористических атак в Европе – с 1994 по 2013 год. Результат: в трех четвертях случаев расходы на подготовку составляли менее 10 тысяч долларов. Для подобных «карманных расходов» террористам не нужно даже беспокоить «центральные органы»: скажем, в случае с Charlie Hebdo один из террористов-исполнителей… взял банковский кредит размером в 6000 евро. Банк спокойно выдал ему деньги, несмотря на то, что он официально был безработным.

 В более длительной же перспективе упомянутая уже Луис Шелли полагает вполне возможным, как минимум, ослабить террористов, отбирая у них источники доходов. При этом, она полагает, что оценивать исключительно расходы на теракты было бы неверно: «решающим вопросом является – сколько стоит поддерживать на плаву террористическую организацию? Для этого требуется мощнейшая логистика, поддержка всех боевиков, как действующих, так и раненых, их семей, вдов и детей убитых, и так далее. Это требует огромных денег».

Tags: ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Администратор