Ирландское пиво

«Посвящается моей любимой женщине, моей Музе Нине Котане, проживающей в Каване, которая является давней подписчицей “Нашей газеты”». Владимир Горбань, автор.

Федор Поликарпович, бывший кузнец, надумал помирать. Крепкий вроде бы еще мужик, сносу даже вблизи не видать. Пятьдесят семь лет, до пенсии всего три года осталось. Жизнь, мол, не мила. Ну, а какая в деревне Чемодуровка теперь жизнь?! Колхоз два десятка лет как дал дуба. Все трактора и комбайны, плуги и сеялки давно на металлолом сданы. От коровников и свинарников одни стены развалившиеся остались. Вся молодежь в город рванула ближе к легкой жизни. Остались в Чемодуровке одни пенсионеры, инвалиды, алкаши и бездельники. Да еще вот Федор Поликарпович со своей законной супругой.

-Я как Гоголь помру,- сказал Поликарпович бывшему агроному Петру Савельевичу,- лягу и помру без всякой причины.

-Это какой же Гоголь? – усмехнулся Петр Савельевич. – Тот, который родом с Никитовки? Семен Афанасьевич? Бывший ветеринарный врач?

– Да нет, тот, который Николай Васильевич. И который родился в Больших Сорочинцах Полтавской губернии. Русский писатель, классик!

– А чего так? – не унимался Петр Савельевич. – Отчего жизнь не мила?

Федор Поликарпович сплюнул на землю окурок, резко втоптал его подошвой кирзового сапога и посмотрел на бывшего агронома искоса злым взглядом ярких зеленых глаз.

– Хеппинеса в жизни нету,- добавил он и снова закурил.

– Чего нету? – удивился Петр Савельевич. – Пениса?

– Дурак ты!- взревел Поликарпович и схватил за шкирку бывшего агронома. – Я тебе за такие предположения сейчас череп одним ударом кулака проломлю!

Петр Савельевич барахтался, пучил глаза, сопел и начал уже пускать слюну в крепких объятиях бывшего кузнеца.

– По… Поли… Поликар… Поликарпыч, отпусти! – взмолился Петр Савельевич. – Извини, я не расслышал, не то ляпнул.

Федор Поликарпович расслабил объятия. Петр Савельевич раскашлялся и толком уже ничего не соображал.

– Хеппинеса нет – это значит, счастья нет, дурная ты башка! Чему вас только в высшей партийной школе учили?! Это значит, что самогонка меня больше не веселит, а лишь в тоску вгоняет. Понял?

И бывший кузнец зло оттолкнул от себя бывшего агронома. Петр Савельевич полетел в кусты. Вот и весь мужской разговор по душам!

Короче говоря, Федор Поликарпович затеялся в середине марта помирать. Лег на кровать, отвернулся к стенке и перестал принимать пищу. Жена от греха подальше перечить не стала, заботливо укрыла его старым бараньим полушубком и пошла к куме пить чай.

Но жизнь-то – она кудрявая. Задумаешь одно, а получится совсем другое. В России завсегда так. Либо шиворот-навыворот, либо с ног на голову…

Только, значит, затеялся Федор Поликарпович помирать, а законная его жена отправилась к куме, как объявился Петр Савельевич. Вошел в горницу без стука и прямиком к бывшему кузнецу. И начал его теребить за плечо:

– Поликарпыч, очнись… Выручай, Поликарпыч… Всей деревней просим…

– Чего тебе?- бывший кузнец перевернулся на спину и открыл свои злые зеленые глаза.

– Поли… Поликар…Поликарпыч, – затараторил бывший агроном, – а ты можешь свое помирание на завтра отложить?

– Чего? – возмутился Федор Поликарпович и схватил Петра Савельевича за воротник старенького пальто.

– Того, – Петр Савельевич резко отдернул его руку, – на завтра процесс отодвинуть можешь? У Евдокии Васильевны младшего внука в армию забирают.

– Ну, а я тут причем? Ему что, коня требуется подковать?

– Какого коня?! – разозлился бывший агроном не на шутку. – Ты чего дурака валяешь? Всей деревней просим!

– Да чего просите то! – бывший кузнец тоже изрядно разозлился. – Вместо него в армию сходить?!

– Да нет!

– А чего?!

– Понимаешь, – Петр Савельевич лукаво улыбнулся, – нету на проводах хеппинеса без музыки!

– Ну?

– Рога гну! Гармонь есть, а гармонист помирать собрался!

– Я что ли?

– Ну не я же! Умел бы я как ты на гармони фортеля выделывать – хрен бы к тебе пришел!

Комплимент удался. Федор Поликарпович с молодых лет слыл далеко на всю округу первым гармонистом. И это очень льстило ему всегда.

– Пошли, народ ждет, – взмолился Петр Савельевич, – а помрешь завтра. Какая тебе разница, днем раньше, днем позже!

Гуляли у Евдокии Васильевны в хате всей деревней до рассвета. Федор Поликарпович не выпил ни стакана, но был в каком-то особом ударе. И хеппинеса доставил народу много. Плясали так, что стены и полы ходуном ходили.

А утром чуть ли не всей деревней в рейсовом автобусе повезли призывника в Саратов в областной военкомат. Песни по дороге орали уже совсем охрипшими голосами. Пассажиры особо не возмущались, ясный пень, не на курорт пацана провожают.

Вышел Федор Поликарпович из областного военкомата и пошел, куда глаза глядят. А в трезвом виде и в плохом настроении они у него всегда только под ноги глядят. Вдруг слышит он, как в спину к нему обращается приятный женский голос. Обернулся бывший кузнец и оробел тут же. Стоит перед ним не понятно кто в зеленом платье с зеленым лицом и в зеленой шапке с рогами. Да так оробел, что пот липкий по спине побежал. А приятный женский голос молвит:

– Мужчина, вы знаете какой сегодня праздник?

– Чего?! – Федор Поликарпович подавился собственным словом.

– Сегодня 17 марта, день Святого Патрика!

Бывший кузнец только хватал ртом весенний воздух и таращил глаза.

– Я приглашаю вас в наш паб, – зеленое платье указало зеленой рукой на зеленое здание с зелеными листьями клевера над входной дверью зеленого цвета, – приглашаю вас выпить знаменитого ирландского пива «Гиннесс» за счет заведения в честь этого великого праздника!

Пока Федор Поликарпович переваривал услышанное, зеленая рука аккуратно взяла его за рукав его старого бараньего полушубка и повела в зеленое заведение.

Домой бывший кузнец заявился лишь за полночь. И как добрался до Чемодуровки в неурочный час, до сих пор никому не говорит. И не домой, к законной своей супруге пошел Федор Поликарпович. А к соседу своему Петру Савельевичу. Долбил ему кулачищем в двери так, что половину деревни разбудил.

Бывший агроном выскочил в одних подштанниках и минут десять активно матерился на крыльце, разбудив вторую половину деревни. А Федор Поликарпович, молча, выслушивал его и улыбался, довольный жизнью.

– Чего ты приперся ни свет, ни заря?! – отведя душу, спросил Петр Савельевич.

– Так я это, Савелич, помирать расхотел.

– Чего это вдруг?

– Я хеппинес нашел.

– Какой хеппинес?

– Ну, счастье по-нашему.

– Да?! – бывший агроном очень удивился. – И где же, если это не военная тайна?

– В ирландском пабе?

– Где? – Петр Савельевич выпучил от удивления глаза, как будто его дубиной по голове огрели. – У ирландской бабы?!

– Да не у бабы, а в пабе, – рассмеялся Федор Поликарпович, – пивной бар есть такой в Саратове. Ирландский. И пиво там бесплатно наливают. «Гиннесс» называется. Шикарная вещь. Я восемнадцать больших стаканов, каждый размером с нашу пивную кружку, как саданул! Вот это хеппинес! Завтра опять поеду за счастьем.

– И наливают бесплатно?

– Бесплатно!

– Восемнадцать кружек?

– Ну, я выпил восемнадцать пинт, больше не полезло. Ну, а ты же меньше меня, в тебя только четырнадцать поместится.

– Восемнадцать чего?

– Восемнадцать пинт, пол литровых стаканов!

Бывший кузнец и бывший агроном посмотрели друг на друга глазами, жаждущими большого хеппинеса.

– Плохо ты меня знаешь,- усмехнулся Петр Савельевич,- я хоть и ростом мал, да на бесплатное пиво очень дюж. Я пятнадцать пинт запросто в себя волью! А, может, и все шестнадцать!

Долго они еще стояли на крыльце и беззлобно спорили кто из них и сколько кружек «Гиннесса» завтра в ирландском пабе выпьет. И сколько хеппинеса это им придаст.

Долго, пока Петр Савельевич окончательно не замерз босоного стоять на холодном крыльце в своих тонких подштанниках…

Владимир ГОРБАНЬ

ПОДПИСЬ: Этот рассказ написан для читательницы «Нашей Газеты» Нины Котане, которую автор называет своей Музой

 Владимир, редактор юмористического журнала «Балагур» (http://balagurinter.narod.ru), заканчивает работу над своим очередным сборником веселых рассказов, и в одной истории повествование затрагивает Ирландию. На Изумрудном острове, в городе Каван, живет любимая женщина и муза писателя – Нина Котане, которая является постоянной читательницей «Нашей Газеты». Владимир попросил нас опубликовать свой «ирландский» рассказ, чтобы сделать приятное Нине. Мы с удовольствием выполняем его просьбу!

Метки: , , , ,
Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Владимир Горбань