Поэзия — великая держава. О трудностях перевода ирландских поэтов рассуждает Сабина Салим

Готовлю к публикации сборник «Ирландская поэзия на русском» и продолжаю переводить стихи с английского языка, хоть и сталкиваюсь с невероятными сложностями.

Продолжение начало: часть 1,  часть 2,  часть 3

И не потому, что трудный перевод, а, совсем наоборот, чрезвычайно лёгкий, но совершенно не поэтический. Трансформировать же набор слов в поэму – работа трудоёмкая.

Ирландская поэзия остаётся загадкой для меня, зачастую она не соответствует своему назначению. По моему глубокому убеждению, строки представляют краткий пересказ впечатлений, к тому же весьма ограниченных в соответствии с обеспеченной жизнью и отсутствием особых причин для беспокойств.

Я уже писала раньше о столичных поэтах Анн Таннам и Росс Хэтэвэй 

Перевела ещё несколько их произведений и, признаюсь, запарилась.

Анна Таннам, к примеру, занимает активную общественную позицию, увлечена спортом, преподаёт на различных курсах, возглавляет еженедельный Дублинский Форум Писателей, участвует в поэтических чтениях и часто выезжает на литературные мероприятия и фестивали. Она и выглядит как строгий босс, я лично её побаиваюсь. Посему стихи Анны максимально заземлены и далеки от романтизма. Простое изложение обычного мнения.

К примеру, она пишет о ней (бог знает, о ком?), которая готовит варенье из фигов (инжира), выращенного в родовом саду:

Picking Figs

She rings me in the early evening

– my first born lately flown the nest –

to tell me they’ve been picking figs

from trees growing on his father’s land.

She tells me of their plans to make fig jam.

I let the phrase settle in my ear,

say it to myself to taste it on my tongue;

close my eyes, see a table set for breakfast

– the winter Spanish sun still warm

across the walls and tiles –

the two of them sitting in easy silence:

one drinking the last of freshly squeezed orange juice,

the other spreading fig jam on crusty bread,

days of such mornings behind them,

days of such mornings ahead.

 

Если я переведу текст дословно, то от поэзии не остаётся и следа:

 

Она звонит мне ранним вечером

-мои перворожденцы залетели в гнездо –

чтобы сказать, что они собирают фиги

с деревьев выращенных на земле его отца.

 

Она рассказывает об их плане приготовить фиговый джем.

Я позволяю фразам осесть в моих ушах,

говорю это себе, чтобы почувствовать вкус его на моём языке;

закрываю глаза, вижу стол, накрытый для завтрака

– зимнее испанское солнце всё ещё тёплое

через стены и плиты –

 

двое из них сидят в лёгком молчании;

один пьёт свежевыжатый апельсинoвый сок,

другой намазывает фиговый джем на хрустящий хлеб,

дни подобных утр позади,

дни подобных утр впереди.

 

То ли мне кажется, то ли на самом деле воспоминания не суть заманчивые, да и принадлежность личных местоимений понятно одному автору. C этим вопросом я обратилась к давнему знакомому, поэту из Голвея, Кевину Хиггинсу, на что он лаконично ответил: «А в Дублине ещё есть поэты?»

Нет, всё же не я одна в замешательстве. Однако представить текст нашему читателю в подобном виде не решилась и, мобилизовав поэтическое воображение, перевела:

 

Урожай фига

 

Она звонит мне ранним вечером:

– Мой первенец расцвёл в своём гнезде,

что означает, что фига урожай поспел,

который собирают с на земле его отца.

Затем она рассказывает, как приготовить

варенье или джем из фига.

Я, слушая её,

попробовать желаю,

глаза я закрываю,

за утренним столом иx представляю

-Испанская зима тепла, и солнце согревает

сквозь стены и сквозь плиты-

Вдвоём они сидят в бездумной тишине;

один из них пьёт свежевыжатый сок апельсиновый ,

другой намазывает джем изобретённый фиговый на хлеб хрустящий…

а дни идут;

подобное сегодняшнему, утро позади,

а сколько ещё будет впереди!

 

Особенно меня озадачивает отсутствие знаков препинания и астрофическая верификация. А ведь строфичность придает стихотворению композиционную целостность, внутреннюю тематическую законченность и метрическое единство. Скорее всего ирландские стихи (во всяком случае, большинство образцов современной поэзии) можно определить, как вирши, допускающие произвольное, непредсказуемое количество неупорядоченных слогов в каждой строке, к тому же лишённой рифмы. Это никоим образом не равняет их с белыми, «свободными» стихами, которые обязательно соответствуют определённому поэтическому размеру. Но, если поэт безразличен к слогу, значит, он не слишком далеко ушел от прозаика.

Передышкой мне устойчиво служит русская поэзия:

 

В земной любви земная чистота,

Но сердце ищет только Образ Бога:

Любовь и боль, любовь и красота,

Любовь и бесконечная дорога!

 

Взлетать и падать, умирать и жить,

Всей сутью, растворяясь в жизни этой,

Кричать от боли, мучаясь, любить

Живую искру каждого рассвета!

 

Святую веру сердце не предаст,

И на пути сомнений и познанья,

Переживая радости экстаз,

Молю Христа о Даре покаянья!

 

Но поднимаясь выше, до вершин

Святых страстей, где смерть и воскресенье,

Всё чаще буду думать о спасенье

Заблудшей и обманутой души!

 

Великолепные, полные сердечности стихи написаны Юрием Коклеминым, популярным по Фэйсбуку талантливейшим современным поэтом.  Каждый божий день он радует посетителей страницы новыми, неповторимыми строфами.

 

Ты – моя мелодия души

Пред прекрасной женщиной мечты,

Низко преклоняю я колени,

Как перед престолом красоты,

Страстный и восторженный твой пленник!

Ты, как воплощённая весна,

Жизнь мою заполнила собою,

Пробудила сердце ото сна,

Чтобы стать навек моей судьбою!

Нежная, как лепестки цветов,

Чистая, как утренние росы,

За тобой я следовать готов,

Хоть в огонь, хоть в воду, без вопросов!

Ты – моя мелодия души,

О тебе одной пою я песни!

Мне б с тобой до Вечности дожить,

До беспечной радости Небесной!

 

Вот это поэзия! Ведь: «Быть поэтом — это значит тоже, Если правды жизни не нарушить,

Рубцевать себя по нежной коже, Кровью чувств ласкать чужие души»…/С. Есенин/

 

Именно с таким порывом я перевожу стихи ирландских поэтов, которые очень нравятся моим друзьям и близким. Но, по сути, трансформированный текст значительнее оригинала, а соответствует ли это достоверности?

А может прав был господин А. Кудрявицкий, переводя ирландские стихи такими, какие они есть, без приукрашиваний и нетипичной им рифмы? Читатель имеет право узнать поэзию в чистом виде, а не в модифицированном. И чего это я взъелась на нашего Кудрявицкого? Вечно эта моя принципиальная журналистская позиция; никак не избавлюсь от неё.

Тем временем мэтр, заслуженное звание создателю “Летучего Голландца”, ни словом, ни делом…, а преспокойно продолжает писательскую деятельность в стадии творческой мудрости, предполагая, вероятно: что мне до вас?

И как герой его мистического романа Никто Откин (никто – наоборот) глаголит: «Я – “Летучий голландец” … и мои мысли – летучие…»

Метки: , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Сабина Салим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *