«Русский портной» из Белфаста, который одел всю Британскую армию

Историю о том, как еврей из Литвы обшивал всю британскую армию во время Второй мировой войны расследовали наши постоянные авторы Сабина Салим и Оксана О’Кэрролл.

Первая волна русскоязычной иммиграции в Ирландию исторически связана с еврейскими эмигрантами из Литвы.

К 1946 году их число на острове достигло почти 4-х тысяч. Однако положение нации на острове было довольно сложным из-за неоднозначного отношения к ним местного населения.

Еврейский вопрос в Ирландии

Вообще, представители этой национальности крайне редки в ирландской политике. Известны только двое – Алан Шаттерс, который был министром юстиции, и бывший лорд мэр Дублина Роберт «Боб» Бриско.

Со временем многие члены еврейской общины покинули остров. В настоящее время в Ирландии насчитывается 2.557 евреев, что на 28,9% больше, чем в 2011 году согласно переписи населения.  Более половины из них (1.539 человек) проживают в Дублине, как указывает газета The Irish Times

Председатель Еврейского Совета Ирландии, Морис Кохен, сказал в интервью газете Irish Independent, что точное число евреев, живущих сегодня в Ирландии, слегка превышает 3 тысячи. Тот же Морис Кохен не так давно обвинял правительство Лео Варадкара, назвавших израильтян «нацистскими приматами», искренне советуя им повысить уровень образования.

Ирландские иудеи с уважением относятся к своей истории и периодически открывают завесу давно забытого, вспоминая яркие эпизоды прошлого и связанные с ними почтенные имена.

Итак, знакомьтесь – «Русский портной» еврейского происхождения Филипп Леопольд.

В 1894 году он бежал от еврейских погромов из Литвы, бывшей тогда частью Российской империи. Ему было 17 лет. Сначала поселился в английском Лидсе, а через 4 года переехал в Белфаст, где начал карьеру портного.

Упорным трудом и завидным рвением, он основал впечатляющий бизнес «P Leopold and Son». К 1925 году в мастерской Филиппа на улице Донегал, 129 работало уже 49 человек.

Белфаст XIX-ого века представлял собой небольшое поселение в провинции Ульстер. И только в 1888 году резолюцией королевы Виктории получил официальный статус города. А в 1921 году стал столицей Северной Ирландии, где, однако, никогда не прекращался конфликт между католиками и протестантами.

Еврейское сообщество стояло в стороне от религиозных раздоров, активно продвигая прибыльные предприятия.

Здесь в Белфасте Филипп познакомился с «русской» еврейкой, а в 1899 году они поженились. Молодая семья разрасталась и вскоре уже воспитывала 8 детей.

Поколения спустя историю Филиппа Леопольда рассказала его правнучка Джеральдин Коннон. Унаследовав талант предка, она стала успешным модельером.  «Я началa заниматься модой в начале восьмидесятых, сразу после свадьбы Чарльза и Дианы, когда общество проявило особый интерес к дизайну одежды»,- рассказывает она.

Джеральдин не сомневается, что история семьи Леопольдов носит сугубо личный характер, но, в то же время, она неразрывно связана с событиями в Северной Ирландии.

После раздела Ирландии Филипп Леопольд стал гражданином Великобритании, но иудейская вера по-прежнему определяла традиционную основу семейства.

Еврейка вышла замуж за католика из RIC

Проблемы начались в декабре 1930 года, когда дочь Филиппа Неска, бабушка Джеральдин, тайно вышла замуж за католика Томми Ролстон, оформив брак в церкви Святого Патрика. Церковь располагалась недалеко от дома Леопольдов, но семья и представить не могла, что где-то рядом еврейская девушка даёт обет верности и клятву в вечной любви иноверцу по католическим канонам.

Томми Ролстон был полицейским, членом Королевской полиции Ирландии (RIC — Royal Irish Constabulary).  Уместно будет напомнить, что эта квази-военная организация занималась подавлением волнений и беспорядков, связанных с борьбой за независимость.

Во время войны за независимость RIC столкнулся с бойцами Ирландской республиканской армии (IRA). Отряды местной полиции были усилены специально подготовленными британскими новобранцами (Black and Tans), которые прославились своей жестокостью, убийствами, поджогами и грабежами. Одноко в 1922 году RIC был распущен.

А пока миролюбивый полицейский Томми Ролстон и его еврейская невеста Неска Леопольд наслаждались друг другом, держали союз в секрете и избегали свадебных торжеств. Но, как говорится, рано или поздно всё тайное становится явным. Филипп Леопольд сильно негодовал, когда узнал о нарушении вековых устоев к бракам с единоверцами. И всё же со временем он смирился с «выходкой» дочери и стал относиться к молодым с большой любовью, даже оплатил частный уход за их первым ребенком, матерью Джеральдин Коннон – Берил.

Крупный военный контракт

К 20-м годам XX столетия фирма Филиппа Леопольда прочно основалась, получив выгодный государственный контракт на производство тюремной и военной формы. К началу Второй мировой войны бизнес P Leopold and Son процветал.

Особую роль в популяризации и расширении предприятия сыграл сын Филиппа Санни Леопольд. Обладая прекрасными манерами, деловыми качествами и особым шармом, подобно известному промышленнику Оскару Шиндлеру, он водил знакомства в деловых политических кругах, умело строил отношения с влиятельными людьми. Вскоре Санни сблизился с бароном Бивербруком. 1-й барон Бивербрук Уильям Максвелл Эйткен — канадско-британский газетный издатель и закулисный политик, влиятельный деятель британской прессы первой половины ХХ века, он же редактор крупнейшей в мире газеты «Daily Express», которая сыграла особую роль в мобилизации промышленных ресурсов в годы Второй мировой войны. В 1940-ом году он был назначен министром снабжения при кабинете Уинстона Черчилля.

Следуя принципам взаимовыгодного партнёрства «никогда ни у кого ничего не просите -придёт время и вам все предложат», Санни вскоре получил заказ на пошив военной формы для британской армии. Грандиозная сделка была скреплена пышным торжеством в одном из частных лондонских клубов. Так, белфастская швейная мастерская «русского еврея» Филиппа Леопольда заработала на полную мощность, снабжая Великую Британию необходимой для многотысячной армии униформой.

Эвакуация в Дромор

Круглосуточный труд работников семь дней в неделю не останавливался даже когда компания вынуждена была эвакуироваться.

В сентябре 1940 года Санни был срочно вызван в Лондон, где получил секретную информацию о предстоящих атаках немцев на Белфаст.

Военным было настолько важно производство Леопольдов, что они требовали его немедленной эвакуации из промышленного центра, которому суждено было стать жертвой бомбардировок.

Местом нового производства стал небольшой городок Дромор в районе Банбридж графства Даун Северной Ирландии (Dromore, County Down). Две заброшенные мельницы были переоборудованы под швейные мастерские. Переезд часто осуществлялся секретно по ночам вопреки действующему комендантскому часу. Рабочие испытывали огромные трудности, но проявляли трогательную преданность, выдержку и выносливость.

Belfast Blitz

Передислокация закончились только к марту 1941 года, а уже через месяц начались бомбардировки Белфаста немецкой авиацией. В ночь с 7 на 8 апреля фашисты нанесли первый удар по городу. Пилоты Люфтваффе атаковали индустриальные и военные объекты. К середине XX-го века Белфаст стал мощным промышленным комплексом заводов и верфей. Здесь строили корабли и самолёты, производили боеприпасы для британских вооружённых сил.

15 апреля 1941 года двести нацистских бомбардировщиков нанесли самый разрушительный налёт на столицу Северной Ирландии.  Погибло более 900 человек и ещё около полутора тысяч получили ранения.

Удар по Белфасту вызвал искреннее возмущение ирландцев из южной части страны. Сотни спасателей и пожарных отправились на помощь братьям по крови. Премьер-министр Республики Эймон де Валера выразил официальный протест Германии, заявив, что жители Северной Ирландии хоть и являются подданными бывшей метрополии, но всё же «наши люди». Однако подобный демарш не произвёл особого впечатления на Гитлера. Уже 31 мая немецкие авиабомбы падали на Дублин, правда по ошибке.

Атаки на Белфаст в рамках Belfast Blitz продолжались с 4 по 6 мая. В результате было разрушено около 90 тысяч домов, сотни людей погибли.

Кто знает, что случилось бы с семьёй Леопольдов, останься они в Белфасте?

Но вовремя завершив эвакуацию, фирма P Leopold and Son продолжала снабжать Британскую армию, внося свою посильную помощь в борьбу с фашистами. А ведь именно подобную активную деятельность, можно считать настоящим подвигом, составившим основу всеобщей победы над величайшим злом — нацизмом, способным уничтожить человечество.

История семьи Леопольдов любезно предоставлена читателям их потомком — Джеральдин Коннон, которая написала книгу, которая в настоящее время находится в публикации.

Автор вспоминает: «Мама рассказывала мне все эти старые истории о своей семье по ночам. Однажды я осознала, что если не запишу их, то они будут потеряны навсегда”. Но, благодаря достойным последователям, мир узнает об ординарной семье, пусть рядовой, но смелой и трудолюбивой. А мы обогатим свои знания и впечатления ещё одной информацией о нас, о людях, стремящихся к счастью, к миру, но всё ещё с трудом преодолевающих преграды происхождения».

Метки: , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Сабина Салим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *