Вероломный поцелуй: Часть 2. Бедная Мария

Продолжение истории шедевра Микеланджело Мериси да Караваджо и женщины-врача Марии Ли Уилсон рассказывает наш постоянный автор Сабина Салим.

Начало

Глава 4. «Магнитик на холодильник» из Эдинбурга

В том же году за 8 фунтов полотно приобрела ирландка, доктор Мария Ли Уилсон, проводившая отпуск в Эдинбурге. Свидетельством появления шедевра на изумрудном острове является квитанция за 20 фунтов стерлингов на восстановление его каркаса реставратором мебели Джеймсом Хиксом в Дублине.

Kвитанция на восстановление каркаса полотна Караваджо реставратором мебели Джеймсом Хиксом. Дублин
Врачи-резиденты в больнице сэра Патрика Дюна
Мария Ли-Уилсон.
Деталь увеличенной фотографии врачей-резидентов в больнице сэра Патрика Дюна, 1929 год. Фото из РКПИ, справочный PDH/6/3/33.

Мария Моника Евгения Райан (в девичестве) родилась 3 мая 1887 года в Чаревилле, графство Корк, в строгой католической семье.
Ей исполнилось 27, когда она вышла замуж за британского офицера Персиваля Ли Уилсона, так и не дождавшись «принца-католика». Именно с этого и начались все проблемы ее жизни. Принадлежность к полярным направлениям религии вызвала общественную реакцию и вынудила молодых обратиться к самому Папе Римскому за разрешением на брак. Заявление было поддержано главой католической церкви.

Муж, однако, не долго наслаждался семейной жизнью и вскоре отправился воевать во Францию. Так Персиваль Ли Уилсон, бравый представитель Королевской ирландской полиции, принял участие в Первой Мировой войне в чине капитана Ирландского батальона.

Глава 5. «Воинственные ирландцы»

Ирландия всегда занимала довольно самобытную, подчас парадоксальную позицию в мировом контексте. Несмотря на политику нейтралитета, островитяне, тем не менее, участвовали во всех вооружённых конфликтах в Европе. В 1914 году ирландцы, бывшие тогда ещё подданными британской короны, оказались на фронтах Первой мировой войны.
Количество солдат ирландского происхождения, сражавшихся в рядах Британской армии в 1914-1918 годах, оценивается в 200 тысяч. Возможно, показатель невысокий в масштабах Мировой войны, однако, весьма значительный для небольшой страны с населением меньше 5 млн человек.

Британской армией было учреждено 8 исторических ирландских полков и это при том, что на территории Ирландии так никогда и не был введён обязательный воинский призыв, сражались только добровольцы. Разумеется, не все ирландцы были движимы чувством патриотизма. Страна была в неблагополучном социально-экономическом плане на протяжении столетий.  Безработица и нищета процветали в огромных масштабах, и для многих мужчин служба в британской армии была одним из немногих доступных способов обеспечить свою семью.

Поначалу была сформирована 10-я Ирландская дивизия, состоящая из людей различных политических предпочтений. Факт примечателен тем, что именно они позднее образовали исключительную 16-ю дивизию, состоящую из революционно-настроенных сторонников освободительного движения Ирландии.
В это же время собирается отдельная 36-я Ольстерская дивизия из представителей Северной Ирландии.

Из всех трёх соединений, сражавшихся на фронтах Первой Мировой войны, 36-я Ольстерская была самой «идейной» и сражалась «за Kороля и Cтрану». Они считали саму идею Свободной Ирландии предательством национальных интересов, так как были протестантами и всеми силами сопротивлялись тотальной католизации острова.

Агитационный плакат, посвящённый подвигу сержанта Майкла О’Лири из состава Ирландской Гвардии, удостоенного Креста Виктории при жизни.
Офицеры 9-го батальона Королевских Дублинских Фузилёров, введённого в состав 16-й Ирландской дивизии, в ходе тренировок на территории Англии перед отправкой на фронт. 1915г.

Несмотря ни на что, все три дивизии доблестно сражались и понесли огромные потери. Жертвы составили свыше 50 тысяч человек убитыми.

А вот капитан Персиваль Ли Уилсон вернулся в Ирландию через 2 года без единого ранения. Он тут же восстановился в рядах полиции и с завидным рвением преследовал всех врагов Британской короны.

Глава 6. Жестокая расправа

Между тем политическая ситуация на острове накалилась до предела. Участие в Первой мировой войне во многом спасло Ирландию от внутреннего вооружённого конфликта, но избежать конфронтации не удалось. Скапливаемый столетиями народный гнев вылился в революционный мятеж на Пасхальной неделе 1916 года.

Пасхальное восстание, которое не изменило историю Европы

Восставшие потерпели поражение и настал черёд британцев, уж они-то «потешились» над арестованными. Особенно отличился изрядно подвыпивший капитан Персиваль Ли Уилсон. Он приказал своим солдатам сорвать с одного из вдохновителей восстания Томаса Кларка всю одежду на глазах у остальных пленников, содержавшихся 29-30 апреля 1916 года в госпитале Ротунда в центре Дублина.

Капитан стал осыпать голого пленника ругательствами и унизительными насмешками, сочетая вербальные оскорбления с ударами тростью. Таким же издевательствам подверглись и другие повстанцы, помочь им было невозможно.
Майкл Коллинз пытался заступиться за соратника, но был грубо оттеснён и наказан побоями. Вакханалия надолго запомнилась присутствующим.

Майкл Коллинз, известный политический и военный деятель, национальный герой, навсегда сохранил в памяти бессовестного офицера и поклялся отомстить ему за все бесчинства.

Последняя война?

Глава 7. Публичная казнь

Семья Ли Уилсон жила мирной жизнью в селе Вестмаунт поселения Нокмуллин графства Вексфорд (Westmount, Knockmullen, Wexford). Мария лечила детей, а Персиваль нес службу в качестве окружного инспектора.

15 июня 1920 года он, как обычно, строевой походкой направлялся к казармам по улице Гори, когда фигура из-за угла вышла к нему навстречу и со словами «За наших братьев!» выстрелил ему в грудь.
Бойцы подразделения Ирландской Республиканской Армии Фрэнк Торнтон, Лиам Тобин, Майкл Синнотт, Джек Уилан и Джо МакМэхон и не скрывали, что организовали акт возмездия, исполненного по приказанию Майкла Коллинза. Безжалостный британец заслужил смертную казнь за свои деяния.

И началась общественная суета, накрывшая Марию Уилсон градом осуждений: за мужа-протестанта, за его жестокосердие, за жертв Пасхального восстания и даже за непогоду.

Уж в этом островитяне добились знатных успехов! Осуждали всех и за всё: за службу в Британской армии, за отказ от военной службы, за участие в иноземных побоищах, за победу или за поражения.
Вернувшиеся с адской войны начала столетия также стали жертвами социального порицания. Почти столетие понадобилось для всеобщего прощения и признания доблести и заслуг героев.

Ну, такие мы, люди: контрольный свист и толпа поддержит любую провокацию.

Глава 8. Безутешная вдова

С трудом выдерживала шквал хулы Мария Уилсон, оправдывая покойного мужа. Однако невосполнимое горе в сочетании с трезвым мышлением привело вдову к решению о восполнении утраты через высший суд.

Памятный плакат Персивалю Ли Уилсон

Благоразумная резолюция дала плоды; она получила 17500 фунтов стерлингов в качестве компенсации за смерть мужа и унаследовала его собственное значительное имущество.
* 17500 фунтов стерлингов равноценно почти 1 миллиону в наше время.

Первым долгом оскорблённая женщина переехала в Дублин. Затем она оплатила собственное высшее медицинское образование в Тринити-колледже, которое закончила в 1928 году с дипломом врача, будучи единственной женщиной на факультете. А в-третьих, решила отдохнуть от всего пережитого и предприняла вояж по Шотландии.

В Эдинбурге Мария случайно посетила аукцион. И вдруг взгляд упал на картину неизвестного ей художника: Иисус Христос, сын Божий, с апостолами в Гефсиманском саду.

Картина заворожила Марию… Ночь. Только свет луны и фонарь освещают лица с морщинами, руки с набухшими венами и доспехи стражников. Высота реальности околдовала Марию… Христос под натиском толпы отпрянул назад, руки его сцеплены, глаза опущены, выдавая крайнее душевное и телесное напряжение. И вот Его уже крепко обхватил Иуда и тянется с вероломным поцелуем к лицу.
Слёзы невольно хлынули из глаз Марии, она так одинока! Жертва наговоров и несправедливого осуждения, предана близкими, оставлена родными. Любимый муж убит…среди бела дня…за что?

Мария смотрела на сцену предательства Исуса, как будто являлась частью событий.

Вот уже стражник достал цепкой рукой до груди Христа – секунда, и всё будет кончено. Величайший из людей, ставший искупительной жертвой за наши грехи…Мессия, непонятый, преданный за 30 сребреников. Ему было 33… как и Персивалю.

Слёзы текли по лицу Марии, когда чей-то голос внезапно пробудил её от невольных грёз: «Мадам, я уступлю вам полотно за 8 фунтов стерлингов. Не расстраивайтесь». «Да, конечно», — растерянно ответила женщина. Она внесла плату, дождалась упаковки и покинула аукцион, но не думы.

Ей почти 40 лет, она больше никогда не выйдет замуж. Зато теперь, постигнув странную истину бытия, она будет помогать людям. «Вот моё назначение!»

О роли Марии в жизни русской графини читайте во вторник, 9 января, в 18:00.

Метки: , , , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Сабина Салим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × пять =


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.