Вероломный поцелуй: Часть 3. Русская княгиня

Продолжение истории шедевра Микеланджело Мериси да Караваджо и женщины-врача Марии Ли Уилсон рассказывает наш постоянный автор Сабина Салим.

Начало. Вероломный поцелуй
Вероломный поцелуй: Часть 2. Бедная Мария

Глава 9. Память

В память о муже Мария решила заказать витражи для церкви в Гори, где она прожила несколько счастливых семейных лет.  «Уникальный рисунок да не позволит забыть невинно убиенного, а переливающиеся цветами окна да осветят путь его в мир иной».

Апогей витражного искусства приходится на эпоху готики.  Однажды, при строительстве церкви Сен-Дени близ Парижа в 1130—1140 годах, Аббат Сюжер заметил особое преломление света сквозь цветную поверхность окон. Витражи перехватывали свет солнца и озаряли разноцветными лучами пространство церкви, создавая мистическое ощущение. С тех пор витражные окна стали традиционными в святилищах.

Витражи Гори

Сегодня церковь Христа в Гори – одна из немногих храмов по всей Ирландии, которая может похвастаться витражами известного художника Генри Патрика Гарри Кларка (1889 – 1931). Талантливый специалист, он спроектировал более 160 витражей для музеев и церквей Ирландии, Англии, Шотландии, Уэльса, США и Австралии.

К нему и обратилась вдова Ли Вильсон. Мария тронула сердце Кларка своей трагической историей, и мастер согласился оформить 2 витража в память о британском офицере-протестанте, муже преданной католицизму жены.

Christ Church, Gorey, Wexford

Изготовление витражей — трудоёмкий процесс. Куски стекла собираются в узор и скрепляются свинцовым профилем. Дальнейшая обработка включает использование различных химикатов, нередко чрезвычайно вредных для организма человека.

Генри Кларк также не избежал последствий опасной деятельности, к тому же сказывался и наследный туберкулёз. По окончании заказа Кларк уехал в Швейцарию, чтобы поправить подорванное здоровье. Но на родине его ожидали многочисленные заказы и невоплощённые идеи; он спешил домой. 6 января 1931 года по пути в Ирландию мастер заснул, обдумывая новые версии иллюстраций. Из этого сна он более не вернулся. Ему было немногим более 40 лет.

Глава 10. Башкировы*

Марии было уже 40, она познала боль утраты и предательства, часто всплывающие в её памяти.
По вечерам, сидя в старом кресле, она подолгу смотрела на приобретённую картину «Поцелуй Иуды».
Удивительный и действенный приём: внедрить себя в библейский сюжет, а библейский сюжет в собственную жизнь, сделав эпизод актуальным и чувствительным. И тогда в истинном ракурсе чётко проявляются жизненные ориентиры: любовь, верность, долг, измена…

Мария с грустью вспоминала свою тётю Аннет О’Нил, за которой ухаживала долгие годы, пока та не уехала в Россию, где устроилась гувернанткой в аристократической семье Сумароковых-Эльстон. Впоследствии семья унаследовала фамилию предка — князя Николая Борисовича Юсупова, последнего мужского представителя древнего рода.

Аннет О’Нил ухаживала за дочерями Зинаиды Павловны Сумароковой-Эльстон, урождённой княжны Юсуповой, двоюродной сестры небезызвестного Феликса Юсупова, покушавшегося на жизнь Распутина.
Отец девочек, Ксении и Зинаиды, Алексей Александрович Башкиров, вышедший в отставку капитан Императорской гвардии, служил сначала в Контрольном управлении в Варшаве, затем в Дирекции императорских театров. Его род по матери, княгини Марии Александровны Чегодаевой-Саконской, согласно семейной легенде, шел от Чагадая, сына великого Чингисхана.
Семья вела роскошный образ жизни, а дочерям была уготована жизнь в великолепных поместьях, дворцах и имениях среди балов, званых обедов и бесконечных светских удовольствий. Однако Февральская революция опровергла все их лучезарные ожидания. Сёстры экстренно были перевезены к бабушке в поместье Курбатиха в Нижнем Новгороде под присмотром любимой Мисс, как они называли Аннет О’Нил.

С 1920 года британское правительство объявило репатриацию своих подданных, воспользовавшись чем Аннет вернулась в Ирландию. Перед отъездом она обещала вывести девочек из России и заботиться о них.
Внедрённая в те же годы Новая Экономическая Политика в Советской России несколько ослабила контроль, и в конце 1922 года девочкам удалось выехать в Ниццу к дедушке, графу Сумарокову.

В 1925 году Зинаида настояла на своём отъезде в Ирландию к Мисси. Но к тому времени Мисси было уже около 80 лет, она страдала глухотой и жила на попечении у племянницы, Марии Ли Уильсон. К ним и присоединилась Зинаида Башкирова (1908-1996).

Глава 11. Мария помогает русской княгине

Благородная Мария отнеслась к русской аристократке со всем сочувствием и пониманием. Она оплатила её обучение в частной школе Лорето в Ратфарнам — одной из лучших школ для девушек в Ирландии того времени. Зинаида даже приняла католичество, несмотря на то, что с трудом осваивала строгие религиозные порядки и часто сопротивлялась наставлениям монахинь.

Высшее образование девушка получила в сельскохозяйственном университете в Англии. Обучение и проживание также было оплачено Марией Ли Уилсон.

Женщина всей душой привязалась к юной графине, так отличавшейся от ирландок своей неукротимой энергией, непосредственностью и откровенными высказываниями. Но и тут её забота кульминировалась полным разочарованием — Зинаида полюбила политика, представителя Ирландской Республиканской Армии. «Удар в спину!» — так оценила Мария замужество любимой подопечной. «С глаз долой — из сердца вон!» Больше она никогда её не видела.

Зинаида Башкирова-Бёрк, 1930 г.

*О семье Башкировых сообщает исследователь Анна Быкова в статье https://muzeemania.ru/2019/09/19/bashkirova/

О том, как Мария и Ксения Башкирова оказались снова рядом читайте в четверг, 11 января, в 18:00.

Метки: , , , , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Сабина Салим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 1 =


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.