Женщина, которая уже 15 лет печет литовский хлеб в Ирландии

В апреле литовская пекарня Dublin Duona (Дублинский хлеб) отпраздновала свое пятнадцатилетие.

Если на Родине, в Литве, национальный хлеб является обычным делом, то в Ирландии литовский хлеб, даже если его покупаешь каждый день — настоящий праздник. У Dublin Duona два владельца — Владимир Емец из Украины и Ангеле Роверштейнене из Литвы.

«Наша газета» пообщалась с Ангеле по случаю юбилея.

– Как вам пришла в голову идея начать печь литовский хлеб в Ирландии?
– В Ирландии свежего литовского хлеба (кроме замороженного) не было вообще, и мы с Владимиром подумали: а почему бы не испечь свой хлеб? Изначально Владимир предложил выпекать известный россиянам «Бородинский хлеб», а я предложила литовский хлеб, ведь литовцев в Ирландии гораздо больше! Он согласился, и мы стали считать, сколько человек нам понадобится, сколько хлеба сможем испечь, где будем продавать. Понятно, что начало было невероятно трудным. Первоначальный капитал был равен нулю. У меня здесь был магазин, который я продала и вложила в эту идею все полученные средства. Их не хватило, пришлось брать кредиты и занимать у друзей и родственников.

Начали свое производство очень примитивно – купили за несколько тысяч евро хлебопечку и начали делать хлеб. Но, когда из Литвы приехала первая машина с ингредиентами для хлеба, деньги куда-то очень быстро исчезли, а необходимо было еще платить зарплату работникам.

Мы ездили по магазинам, предлагали свой хлеб, но те сначала отнеслись к нам скептически, поскольку в наличии имелся привезенный из Литвы, замороженный хлеб. Но мы убедили их, сказав, что будем забирать непроданный товар и они ничего не потеряют.

Я очень благодарна своему земляку, владельцу одной из продовольственных баз, который сказал: «Я не верю, Анжела, что литовец не хочет покупать свежий теплый хлеб. Подожди, придет время, когда у тебя его будут просить». После этих слов у меня загорелись глаза, я поверила ему. Теперь я точно знаю, что словом можно не только убить человека, но и воскресить его. Он попросил оставить ему тот хлеб, который я принесла, и он его продал очень быстро!  Через полгода наш хлеб не только просили, но и требовали — перед нами открылся рынок, посыпались заказы. Первой нас очень дружелюбно и доброжелательно на рынке встретила сеть литовских магазинов Lituanica, за ней последовал склад Maxela и сеть Polostores. Однако вскоре мы поняли, что не можем выполнить все заказы, и возникла другая проблема: что теперь делать, если мы не в состоянии выполнять столько заказов. И… случилось чудо.

– Вы предприниматель, наверное, очень практичный человек и… говорите о чудесах…
– Я не знаю, как это назвать, когда сбывается то, о чем ты мечтаешь, — я называю это чудом, когда невозможное становится возможным, надо только сильно захотеть и поверить. Кроме того, я действительно знаю, что Бог любит меня и всегда помогает. Итак, об этом чуде. Это было связано с дрожжами. Когда мы пекли хлеб, у нас закончились дрожжи, и мы решили одолжить их в польской пекарне. Уже тогда это была большая пекарня, которая находилось «на волне», потому что была первой, в ней было новейшее оборудование. И вдруг, владельцы спросили, не хотим ли мы купить эту пекарню, потому что они расширяют производство. Пришлось выбирать: либо закрыть своё производство, либо попытаться договориться о возможности покупки этой пекарни в рассрочку, потому что у нас не было денег. И разве это не чудо? — поляки согласились продать в рассрочку. Я им до сих пор за это очень благодарна.

– Что помогает вам выпекать хлеб и как вы его печете, есть ли у вас другие покупатели, кроме литовцев, живущих в Ирландии?
– Во-первых, Dublin Duona — это хорошая и профессиональная команда. Сейчас на производстве работает 8 человек, а еще есть 7 водителей. Мы гордимся нашим технологом — Алдона Баронайтене — она ​​не только профессионал своего дела с более чем сорокалетним стажем работы, но прежде всего прекрасный человек. Могу сказать, что мы с Владимиром Емцем сейчас чувствуем себя как бы «на пенсии» — без нас производство не остановилось и не было бы недостатка в хлебе для наших покупателей.

Кроме того, у меня есть два сына, которые мне очень помогают.  В общем, работать теперь не так уж и сложно — нам уже не приходится вручную формовать хлеб — достаточно взять тесто и разложить его по формам, а были времена, когда мы все делали вручную. Технологические процессы нашего производства хлеба достаточно сложны — процесс приготовления некоторых видов хлеба занимает до 30 часов. Сейчас мы печем много видов натурального и вкусного хлеба. Какой самый популярный, сказать сложно — одни покупают черный, другие белый хлеб, одни любят с подсолнухами, другие без них. Мы печем латвийский хлеб — у нас есть профессиональный технолог в Латвии, который также консультирует и за одно организует семинары в Литве. Он приехал в Ирландию по нашему приглашению и испек полностью натуральный, настоящий хлеб, хотя и с долгим процессом брожения.

Таким образом, нашу продукцию с удовольствием покупают не только литовцы и латыши, но и русскоязычные, немцы и ирландцы, хотя последние предпочитают белый хлеб.

– В Ирландии у вас все хорошо, а что вас привело в эту страну?
– Я приехала в Ирландию 20 лет назад. Я осталась одна с двумя детьми, у меня ничего не было. Моя карьера здесь началась на грибной ферме, и я не скрываю этого. Получить работу мне помогла подруга, которая там работала. Благодаря ей я смогла приехать в Ирландию еще до вступления Литвы в ЕС. Я проработала там два месяца, потому что условия на грибных фермах в то время были ужасными, зарплаты очень низкими. Я собрала вещи и подалась Раш — маленький городок у моря севернее Дублина. Помню, была суббота, денег у меня не было. Моя подруга отдала мне свою «рабскую» зарплату и «благословила». Я купила бюргер и, спрятавшись за Макдоналдс, легла на чемоданы и заночевала. Утром иду по улице и вижу девушку, поняла, что она не ирландка, и спросила, знает ли она, как найти работу? Сказала, что гольф-клубу нужна посудомойка. Кстати, первые люди, которые помогли мне в Ирландии, были латышами. После этого я помогала латышам. Мне также помог ирландец, который взял меня мыть посуду. Однажды он сказал, что, если я за ночь выучу 40 английских слов о продуктах и ​​кулинарии, он разрешит мне работать помощником повара. Я проработала на этой должности пару месяцев, потом работала в ресторане, потом в отеле, помогая замечательной ирландской семье в городке Скеррис. Я жила в Раш на той же улице, где был магазин «Гатроном» (это был магазин моего нынешнего партнера Владимира). Я работала у него некоторое время, потом он с партнерами открыл первый склад польских продуктов и сказал, что хочет продать магазин, и спросил, не хочу ли я купить его в рассрочку? Я согласилась. Так я попала в замкнутый круг: утром я работала в ирландском семейном отеле, а днем, в два часа дня, спешила открыть магазин, чтобы люди после работы могли купить все необходимое. Сначала я все делала сама: заказывала товар, выгружала и хранила его на складе, раскладывала по полкам. А у меня еще было двое детей, о которых должна позаботиться. Через год я наняла продавца — потрясающую женщину из Литвы.

Не могу не повториться — Бог меня очень любит, у меня замечательные сейчас уже взрослые дети, которые ни разу меня не опозорили и не доставили мне никаких неприятностей. Сейчас они усердно работают и по-прежнему помогают мне, потому что понимают — то, что мы делаем, делается для нашего общего блага. Перед отъездом в Ирландию (одному из сыновей было 15, другому 13) я пообещала им, что у нас все будет. Бог услышал эти мои слова, и сегодня у нас есть все: мы есть друг у друга, мы делаем добрые дела, у нас есть дом.

– Наверное сейчас можно сказать что теперь ваш дом здесь, в Ирландии?
– Нет, конечно нет. Ирландия не наш дом и никогда им не будет. Я купила квартиру в Вильнюсе, городе моей юности, где до сих пор живут мои самые прекрасные воспоминания и где я чувствую себя очень хорошо. Меня ужасает, когда люди забывают о своих корнях, забывают свой язык и не учат ему своих детей — мы не имеем права забывать родной дом. Здесь можно купить недвижимость, можно притвориться ирландцем, но в чужой стране никогда не будешь своим. Я говорю это искренне, можете так и написать. Человек, который так думает или ведет себя, просто обманывает сам себя или боится быть самим собой.

– Значит ли это, что вы планируете вернуться в Литву?
– Да, я собираюсь вернуться в Литву, у меня есть планы начать свой бизнес. Не знаю, получится у меня или нет, но надеюсь, что все будет хорошо. Я авантюристка, люблю рисковать, не могу жить без «дозы» адреналина. Когда я не получаю той «дозы», мне становится плохо. Я знаю, что хожу по «лезвием ножа» всю жизнь, но если бы я была другой, то вряд ли преодолела бы тот путь, который выпало мне пройти.

Сегодня я не одна — у меня замечательные взрослые дети, любимая работа, возможность в любой момент путешествовать, и я знаю, что даже в отсутствии меня все будет сделано. Сегодня я могу помочь другим.

Dublin Duona поддерживала и продолжает поддерживать множество проектов, в том числе благотворительные, а также мероприятия в посольстве Литвы в Ирландии и те, которые здесь организует литовская община. Я уверена, что мы должны помогать друг другу. А, если мы не можем помочь друг другу, то давайте хотя бы не вредить друг другу. Только добро спасет мир. Спасибо вам всем.

– Спасибо за интервью и от имени всех наших читателей поздравляем вас и весь коллектив с прекрасным юбилеем. Мы надеемся, что все ваши будущие планы, с помощью Бога, близких и чудес, станут реальностью в будущем.

Метки: , , ,

Последние публикации в категории


Похожие публикации

Подпишитесь на наши странички в социальных сетях и будьте в курсе всех событий Русской Ирландии
Nasha Gazeta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.